Новости разных литсеминаров

01.06.2011

Пресс-релиз третьего романного семинара под руководством Г.Л. Олди и А. Валентинова «Партенит-2011»

Литературный семинар под руководством известных писателей-фантастов Генри Лайона Олди и Андрея Валентинова состоялся в пгт. Партенит (АРК Крым) с 12 по 19 мая 2011 г. под эгидой общественной организации «Созвездие Аю-Даг».

04.09.2010

Общественная организация «Созвездие Аю-Даг»

ОБЪЯВЛЯЕТ

что с 12 по 19 мая 2011 г. в пгт. Партенит (АР Крым) состоится третий литературный (романный) семинар под руководством писателей-фантастов Г. Л. ОЛДИ и А. ВАЛЕНТИНОВА «Партенит-2011». Полная информация по адресу: Сайт Крымского Фестиваля Фантастики «Созвездие Аю-Даг»

31.07.2010

На сайте litseminar.ru сформирована основа базы литературных семинаров. Вскоре здесь можно будет получить подробную информацию о постоянно действующих семинарах, а также узнать о семинарах прошлых лет.

Архив новостей литсеминаров
Рейтинг@Mail.ru

Новости литсеминара Егоровой и Байтерякова

Ближайший литсеминар

Пока дата следующего заседания неизвестна

Участники и произведения

    Программа обсуждения

    1. Идея (как основная мысль рассказа), тема, жанровый и культурный контекст
    2. Персонажи, их взаимодействие в сюжете
    3. Конфликт, сюжет, фабула
    4. Детали, фантастический элемент, стилистика, ляпы и прочие подробности

    За новостями следите в сообществе litseminar. С материалами можно ознакомиться на странице заседания.


    Предыдущий литсеминар

    Состоялся 18 марта 2012 года в Москве.

    Участники и произведения

    Отчеты и другие материалы выложены на странице заседания.

    Информация по проекту

    14.08.2011

    13 августа прошло 19 заседание нашего литсеминара. На улице стояла жара, но еще более жаркими были обсуждения. Новые участники оказались серьезными и интересными писателями, а ветераны, как обычно, докапывались до системных особенностей творчества и делали далеко идущие выводы.
    С материалами семинара можно ознакомиться на сайте.
    Следующий литсеминар планируется провести на Звездном мосту. Запись мы будем вести в жж litseminar, так что следите за новостями.

    25.05.2011

    Состоялся 17 мая 2011 года в Партените, в рамках романного семинара Г.Л. Олди и А. Валентинова. Это был самый крупный семинар — обсуждалось 14 рассказов, заседание проходило весь день.
    Кроме семинара мы сделали доклад о девяти психотипах сценаристики — «исправленный и дополненный».
    Еще один итог семинара: по рекомендации руководителей семинара Наталья Егорова стала кандидатом в члены Союза Писателей.

    05.03.2011

    18-й литсеминар планируется провести в мае 2011 года в Партените, в рамках романного семинара под руководством писателей-фантастов Г. Л. ОЛДИ и А. ВАЛЕНТИНОВА .
    Ведется набор участников.

    26.02.2011

    17-й литсеминар состоялся 26 февраля 2011 года в Москве.
    Участвовали: Сергей Сизарев, Ольга Дорофеева, Наталья Витько, Светлана Таскаева.
    Ведущие семинар Егорова и Байтеряков прочитали лекцию о 9 типах героев в сценаристике и проиллюстрировали ее разбором рассказов участников, а также рассказали как они использовали типизацию при разработке своего рассказа: «Вкалывают роботы, счастлив человек».
    Материалы 17-го литсеминара выложены здесь.

    20.10.2010

    16-й литсеминар состоялся 20 ноября 2010 года в Москве.
    Список участников: Сергей Сизарев, Сергей Буланов, Дэн Шорин, Анна Донна.
    Ведущие Егорова и Байтеряков рассказывали о расстановке «крючков» в остросюжетном произведении на примере своего рассказа «Паникерша» (этот рассказ разбирался и на 15-м семинаре, но в учебных целях решено повторить обсуждение).
    Материалы 16-го литсеминара выкладываются здесь.

    Архив новостей проекта «Литсеминар»

    Созвездие

    (Рассказ; литсеминар №20)

    Окраина Созвездия Фермера. Система G4V-735863.

    Погладив бархатистые листы, Игорь закрыл книгу.

    Конечно, это была не бумага, а диффузионный пластик, но Игорю нравилось думать, что он держит в руках настоящую бумажную книгу времён НТР. В то время их можно было встретить в каждом доме. Книги считались членами семьи – настолько трепетно к ним относились. Существовал даже специальный термин – «книжный шкаф», хотя воображение Игоря наотрез отказывалось представить целый шкаф, заполненный драгоценными томами. Перед отправкой в космос разведчикам дарят какую-то безделушку, мелочь, должную в долгом пути напоминать им о доме. Игорь выбрал книгу. Её матрица хранила в себе несколько миллиардов оригинальных текстов, а срок службы пластика исчислялся тысячелетиями. Так что смерть от скуки в ближайшей перспективе Игорю не грозила.

    Отложив книгу в сторону, Игорь направился к пищеблоку. Моношлюпы не всегда оснащали по последнему слову техники, но вот создать для разведчика уют конструкторы были обязаны. Пилот в среднем проводил в этих стенах от десяти до пятнадцати лет, и его душевный комфорт, а зачастую и рассудок напрямую зависел от работы модельера-конструктора.

    Моношлюп был причудливой смесью вакуумного и атмосферного корабля. Предназначенный одновременно для межзвёздных путешествий и для входа в атмосферу, он напоминал причудливый гриб, состоящий из «шляпки» двигателя и «ножки» жилых отсеков.

    Игорь налетал уже почти семь лет. Он высаживался на сотнях обитаемых планет, но домом – местом максимального комфорта – юноша ощущал именно свой моношлюп. Возможно, это была установка психотехников, возможно, врожденный авантюризм. Корабль был для него апартаментами, крепостью, уголком цивилизации в примитивных мирах скопления. Моношлюп, несмотря на своё название, мог нести до трёх членов экипажа, но разведчики летали на нём исключительно в одиночку. Во избежание психологической несовместимости.

    В пищеблоке царил творческий беспорядок. Крошки, куски недоеденной пищи и грязная посуда жили своей жизнью, пытаясь заполнить помещение. Однако для Игоря это было рабочей обстановкой, именно здесь Игорь чувствовал себя по-настоящему уютно. Видимо, инстинкт добычи пропитания ещё не изжил себя в современном обществе.

    – Ситуация в пищеблоке не отвечает социально-санитарным нормам, – оторвал Игоря от размышлений мелодичный женский голос бортового псевдоинтеллекта. Игорь называл её Пси.

    – Зато она отвечает моему душевному состоянию, – улыбнулся Игорь. – Пират не нервничал?

    Пиратом звали львиного попугая, которого Игорю подарили на одной из планет в системе Таркана. Попугай был независим, прожорлив и горласт, но с Игорем они подружились. Сейчас Пират, спрятав голову под крыло, искоса наблюдал за происходящим.

    – Как же, будет он вести себя спокойно! – в голосе Пси послышалось негодование. – Ты его сегодня кормил?

    – А что, нет? – Игорь виновато опустил взгляд. – Сейчас, Пиратушка!

    Игорь пробежал пальцами по клавиатуре, и извлёк из синтезатора пищи свиную отбивную. Пират, почуяв запах пищи, вынул голову из-под крыла и требовательно заклокотал. Игорь скормил Пирату мясо и заказал для себя картошку со сметаной, стряхнув крошки со стола прямо на пол.

    – И когда же ты научишься порядку? – возмущению Пси не было предела.

    – Может быть, когда-нибудь! – Игорь уселся за стол и принялся завтракать.

    Пси знала, отвлекать Игоря, когда тот ест, себе дороже, поэтому притихла. Напомнила о себе она только после того, как Игорь закончил с едой, свалил пустую посуду в посудомоечную машину и вернулся в каюту.

    – Внимание, мы входим в зону желтой звезды G4V-735863!

    – Вагриуса что-ли? Так мы туда и летели, – Игорь растянулся на кушетке.

    – В окрестностях звезды обнаружено шесть планет...

    – Нам на вторую от светила, – прервал Пси Игорь. – Согласно лоции, там должна находится потерянная колония.

    – Ещё при входе в систему частотный анализ показал, что на второй планете большая вероятность существования человеческой колонии...

    – Это уже интересно! – Игорь поднял голову. – Ну и какова эта вероятность?

    – Примерно 0,995... – торжественно заявила Пси.

    – С чего бы такая точность?

    – Со стороны планеты идут очень плотные радиоимпульсные сигналы.

    – Расшифровать получится? – Игорь разом оказался на ногах, пристально вглядываясь в монитор.

    – Уже, – матрица Пси временами брала верх над банальным здравым смыслом, и Игорь лоб в лоб сталкивался с примитивным женским кокетством.

    – Ну и?

    – У них на спутнике стоит ретранслятор GalaTV.

    Игорь сокрушенно рухнул на пол:

    – Вот тебе и забытая колония, вот тебе и уникальная лоция. Они сейчас ещё представиться потребуют...

    – Уже. Я отправила стандартные позывные.

    Игорь тихонько крякнул.

    – Нам предлагают убраться?

    – Наоборот, приглашают в гости, – возразила Пси.

    – С чего бы это вдруг?

    – Провинция, – коротко ответила киберсистема.

    Прохладная дверца стенного купе послушно отъехала в сторону, и парадный мундир торжественно явился на свет. Сотканный из белого инграстина, он, казалось, светился... хотя первое впечатление зачастую обманчиво. Серебристые эполеты хорошо сочетались с базовой тканью, а золотые звёздочки на груди даже придавали владельцу мундира очарование. Игорь облачился.

    – Планета предложила нам коридор, – произнесла Пси. – Ожидаю инструкций.

    – Приличный хоть коридор-то?

    – Императорский!

    – Тогда выполняй посадку. Красиво! И не вздумай отклониться от оптимальной траектории ни на сантиметр.

    – Постараюсь.

    – Заранее проанализируй все факторы, которые могут помешать посадке. Ураганы, смерчи, ракеты класса земля-воздух и остальные мелочи...

    – Слушаюсь, капитан, – в голосе Пси Игорь уловил обиду.

    Впрочем, корабль совершил посадку безукоризненно. Игорь открыл люк и вышел наружу.

    А потом он почувствовал себя президентом.

    Вокруг корабля собралась толпа. Эти люди встречали его, Игоря, в их глазах он был героем. Игорь медленно спустился по трапу, наслаждаясь текущим моментом. Смешной коротышка, активно работая локтями, устремился прямо к нему. У Игоря возникло устойчивое желание отпихнуть его, но разведчик усилием воли подавил первый порыв. На провинциальных планетах даже урод мог оказаться представителем выборной власти. Провинциалы почему-то не понимают, что правители всегда отражают уровень их культуры. Коротышка, действительно, оказался мэром одного из городов. Причём не ближайшего, как следовало ожидать – его город почему-то находился в другом полушарии.

    – Мы рады приветствовать вас на нашей планете... – начал было мэр, но Игорь его бесцеремонно прервал.

    – Я тронут оказанным мне гостеприимством, но дело в том, что я многие годы странствовал в космосе, и мне хотелось бы некоторое время просто побродить по твёрдой поверхности, – Игорь тщательно спрятал улыбку: ну что поделаешь, если ненадёжную, сейсмически опасную поверхность средних планет традиционно принято считать твёрдой, – посмотреть на небо, остаться наедине с собой. Моя киберсистема в это время обменяет интересующие вас технологии на предложенные вами ценности или информацию.

    Игорь беспрепятственно прошёл сквозь толпу, скрестив за спиной пальцы. Встречались планеты, где его пытались остановить, ограничить передвижение по поверхности, арестовать. На этот случай у Пси было припасено несколько простых, но эффективных трюков. На Вагриусе встречающие оказались прагматиками. Действительно, выудить ценные технологии из киберсистемы легче, чем из пилота. Хотя бы потому, что псевдоинтеллект никогда ничего не забывает.

    Планета оказалась шикарной. Стояла ранняя осень, и кроны деревьев уже слегка золотились. Лес начинался сразу за пределами космодрома. Высокие деревья тихо шумели под напором легкого ветра. Листва под ногами тихо шуршала, воздух был удивительно свеж и чист. Здесь нет тяжелой промышленности, отметил Игорь. Типичная аграрная планета, не слишком испорченная благами цивилизации. Конечно, здесь имеется служба слежения за космосом, да и ретранслятор GalaTV кто-то подвесил, а как же, разве могут эти милые обыватели обойтись без очередной серии любимой мыльной оперы, устаревшей на пару веков, но всё ещё актуальной на таких вот окраинных планетах?

    Вокруг моношлюпа кипела торговля. Игорю даже не пришлось связываться с Пси, чтобы узнать, что она впаривает доверчивым туземцам. На таких планетах народ активно жаждал хлеба и зрелищ. Новые сельхозорудия, для производства которых не требуется развитой промышленной базы, TV-технологии, софт, виртуальная реальность – всё это неизменно пользовалось повышенным спросом. В обмен туземцы предлагали образцы ДНК местных животных и растений, произведения искусства. Игорь вспомнил одну из прочитанных книг, в которой описывалась средневековая Земля. Там европейцы приплывали на своих кораблях на затерянные в океане острова и за стеклянные бусы и крошечные зеркала скупали несметные сокровища туземцев. Дежа вю было полным.

    Игорь тяжело вздохнул и направился в сторону видневшегося невдалеке города. Невысокие дома, сложенные из бледно-желтого песчаника, гармонировали по цвету с раскидистыми кронами деревьев. Летом, должно быть, город утопал в зелени.

    Термоустойчивый пластик, способный выдерживать сверхвысокие температуры, скоро кончился, и Игорь ступил на широкую, созданную уже местными, дорогу. Разогретый за день асфальт едва не плавился, от него исходил резкий, неприятный запах. Поморщившись, Игорь сошел на обочину. Чуть дальше по трассе одиноко стояла будка автобусной остановки. Как и на большинстве аграрных планет, здесь действовали искусственные ограничения на личный транспорт. Игорь не хотел дожидаться автобуса, но, проходя мимо, всё-таки заглянул внутрь.

    Там, на длинной узкой лавочке сидела, держа в одной руке новенькие лакированные туфли, в другой – пышный букет местных цветов, худенькая кареглазая девушка. Игорь остановился, глядя на босые ножки с поджатыми пальчиками.

    – Он уже прилетел? – спросила девушка, приподнимая руку с букетом, защищаясь им от бьющего прямо в лицо солнца.

    – Я уже прилетел, – ответил Игорь, улыбнувшись, и шагнул под навес.

    – Ой! – смутилась девушка, увидев, наконец, его лицо.

    – Жмут? – спросил Игорь, кивнув на зажатые в другой руке туфли.

    – Жмут, – подтвердила девушка, – а босиком горячо по асфальту.

    – Вы позволите? – и, не дожидаясь разрешения, Игорь присел, взял в ладони босую ножку. – Сейчас станет легче, – добавил он, пальцами разминая покраснения там, где новенькие, неразношенные туфли передавливали девичью ступню.

    – Ой, – повторила она, мучительно краснея, но не пытаясь высвободиться.

    – Не смущайтесь, – сказал он, принимаясь за вторую ножку, – первая помощь пострадавшим, это только малая часть того, что обязан знать и уметь пилот моношлюпа.

    Она, наконец, улыбнулась.

    – А это вам, – сказала, протягивая букет.

    – Спасибо, – ответил Игорь, поднимаясь, – я очень тронут. Не откажетесь понести букет, пока у меня руки заняты?

    – Чем? – удивилась она, оглядывая его с головы до ног.

    – Вами, – ответил Игорь, подхватывая её на руки. Вскрикнув, она обхватила его за шею. – Босиком горячо по асфальту, – пояснил он, вынося её из-под навеса остановки. – Меня зовут Игорь, – продолжил молодой человек, не давая ей опомниться, – впрочем, вы, наверное, и так уже это знаете. А как зовут вас?

    – Вера, – ответила девушка, оглядываясь через его плечо на удаляющуюся будку. – Можно было бы подождать автобуса, вам, наверное, тяжело.

    – Ничуть, – он засмеялся, – вы легонькая как пёрышко. А предлагать автобус человеку, только что сошедшему на землю после семилетнего космического плавания, это просто жестоко.

    – Вы летали семь лет?! – она, наконец, прекратила оглядываться, переключив всё внимание на него.

    – О, да! – взгляд его затуманился. – Самые дальние рубежи обитаемого космоса, сотни планет… Но вам, наверное, это не интересно.

    – Что вы! Это ужасно, ужасно интересно! Летать на другие планеты.

    – Да нет же, – настаивал он, – посудите сами. Ну неделя, ну максимум две на знакомство с планетой, сбор данных, торговлю, а потом снова космос, долгие перелеты, работа по анализу полученной информации, книги… и одиночество. Даже обсудить прочитанное не с кем, – улыбнулся он, посмотрев ей прямо в глаза. – Если бы не Пси, да Пиратушка, давно бы умер от скуки. Пси у меня умница, хоть и ворчит время от времени на беспорядок. Ну да что с нее взять? Женщина. Мы с Пиратом её любим.

    – Пират это…

    – Львиный попугай. Такая птица.

    – А Пси?

    – Моя киберсистема. Искусственный интеллект.

    – А! – Девушка улыбнулась.

    Они прошли уже пол пути до города.

    – Вы не устали? – снова спросила девушка, видя, что Игорь замолчал, задумавшись.

    – Нет, – поспешил он заверить её. – Сойдем с дороги? Асфальт и вправду горячий, а у меня голова болит от этого запаха.

    – Давайте, – обрадовалась она, – в лесу чудесный, чистый воздух, а совсем недалеко протекает река.

    – И вот что, Вера, – сказал он, прежде чем сбежать с насыпи вниз, к частоколу высоких, стройных деревьев, – давайте будем на «ты»?

    – Хорошо, – девушка в очередной раз залилась краской. – Я согласна.

    Игорь мягко ступал по траве, девушка казалась ему невесомой. Лес начинался сразу за насыпью, он был красив, но что-то в нем показалось Игорю неправильным, нелогичным. Вера почувствовала несообразность, сжалась в комочек, блеснула глазами:

    – Что-то не так?

    – Странная у вас планета, – Игорь аккуратно опустил девушку на траву. – Осень, а жарко.

    Вера уселась, поджав под себя босые ноги. В левой руке она по-прежнему держала туфли, в правой – букет.

    – Мы вращаемся быстро, – защебетала девушка. – В наших сутках только семнадцать часов. А деревья в этом лесу земные, не модифицированные, на световой день ориентируются. Чуть пошёл день на убыль – сразу листья сбрасывают. А потом новые почки появляются. Климат-то мягкий. Это так интересно – молодые листья в ноябре. Не поймёшь, осень или весна.

    – А здесь красиво, – разведчик уселся рядом с Верой, прислонился к дереву с резными листьями, нисколько не волнуясь за сохранность парадной формы. Грязь к инграстину не липла, а порвать его можно было только в лабораторных условиях.

    – Ты, наверное, сотни таких планет видел. Расскажи, как там, в других мирах.

    – По-разному. Первый чужой мир обычно выпадает из памяти. Хочешь вспомнить – и не можешь. Откладывается только подготовка к высадке, волнение, назойливые нравоучения псевдоинтеллекта. Второй мир – запоминаешь на всю жизнь. После десятого всё приедается, от романтики не остаётся и следа. Начинаешь всей душой ощущать космос. И одиночество. Это самое страшное, когда ты один, в миллионах километров от ближайшей звезды, от ближайшего человека.

    – Понимаю, – Вера прислонилась к плечу Игоря. – Порой и здесь, на планете ощущаешь космическое одиночество.

    Игорь поцеловал Веру. Туфли тут же полетели в одну сторону, букет – в другую. Руки девушки обвили шею разведчика. Игорь потянул застёжку платья, мягко опрокинул Веру на душистый травяной ковёр, покрывая её лицо поцелуями.

    – Я всю жизнь искал только тебя. Я пересёк пустоту, которую и представить сложно, чтобы встретить тебя, свою любовь, единственную и настоящую, – шептал разведчик, стаскивая с девушки непослушное платье.

    – Расскажи мне о своей родной планете, – попросила Вера спустя два часа, когда они лежали в обнимку в душистой траве и смотрели на звёзды, одна за другой загорающиеся на вечернем небе.

    – О родной планете?

    – Да. О том мире, где ты родился. Какой он?

    – Обычный, – опять соврал Игорь.

    Космическая станция «Созвездие». За семь с половиной лет до описываемых событий.

    Аккреционный диск двойной звезды напоминал магнитофонную бобину. Водород перетекал с большего светила на меньшее, образуя неровную спираль. Планеты в этой системе давно упали на звезды, но некое приспособленное для жизни людей небесное тело здесь всё-таки было. В зоне Златовласки, там где вода – если бы она была – могла бы находиться в жидком состоянии, на вычурной орбите висела космическая станция, на которой грызли гранит науки полторы тысячи курсантов.

    Игорь никогда не был отличником. С трудом пройдя отбор в академию, он и не надеялся войти в сотню счастливчиков, которые получат персональный моношлюп и будут отправлены покорять созвездие. Потому и учился спустя рукава – от сессии к сессии, что могли себе позволить только гении или бездельники.

    – Итак, Игорь Чернов, вы опять балансируете на грани отчисления, – проректором по учебной части была соблазнительная широкогрудая блондинка Кэрри. Сейчас она сидела на краешке стола, закинув ногу на ногу. Из под короткой юбки виднелись украшенные бахромой резинки чулок.

    – Думаете? – Игорь стоял около двери, предусмотрительно опустив глаза к полу.

    – Уверена, Игорь Чернов. Вы лентяй и неудачник!

    – Неудачник? – Игорь поднял глаза на Кэрри и вопросительно изогнул бровь. – Мадмуазель, вы заблуждаетесь. Неудачники не проходят отбор в академию. Неудачники не выдерживают ритма жизни станции. И, наконец, напротив неудачников не сидят сексапильные блондинки в шикарных чулках.

    Кэрри широко улыбнулась.

    – Слушай меня, болван. Если бы у тебя была бы хотя бы толика обаяния, в расчете на которое тебя авансом – подчеркиваю: авансом – взяли в академию, блондинка сидела бы у тебя на коленях. И не одна. Но вот беда – ты не можешь освоить даже простейшие техники. От тебя девушки шарахаются в ужасе. Ты не знаешь, о чём завести разговор. Не чувствуешь ключей к женскому подсознанию. И ещё ты пахнешь.

    – Мадмуазель, давайте займёмся сексом, – нараспев предложил Игорь. Он подошёл к столу, на котором сидела Кэрри и встал напротив проректора, положив ладонь ей на коленку. – Я же вижу, вы возбуждены. Вы меня хотите.

    – Перебьёшься, – фыркнула Кэрри. – На этой консервной банке полторы тысячи молодых самцов. Почему я должна выбирать из них худшего?

    – Мадмуазель, вы пытаетесь понять причину своей страсти. Это похвально, вот только вы не до конца перед собой честны. Внутри вас живет комплекс Золушки. Знаете что это такое? Младшая дочь, грязная работа, заниженная самооценка. Да, вы лечились, не спорю. Боролись с собой, и даже, кажется, победили. Из грязи в князи, так кажется говорили древние. Но вот только когда вы говорите про полторы тысячи молодых кобелей, уголки ваших губ опускаются. Вы до сих пор не верите, что достойны хотя бы одного из них. Знаете, это проблема менталитета у современных женщин прослеживается с раннего детства. Сказки про принца, бла-бла-бла. Вот только что делать, когда девушка встречает двух принцев? Трех? Дюжину? На этой станции полторы тысячи принцев: блестящих, остроумных, идеальных. Над каждым из нас корпели лучшие генетики. Мы генофонд империи. Её светлое будущее. И перед вами, мадмуазель, встает проблема выбора. Помноженная на тот самый комплекс Золушки. Хотите услышать, чем для вас всё это закончится?

    – Фантазируй дальше, мне любопытно.

    – Вам, мадмуазель, кажется, что вы выбираете из полутора тысяч вариантов. На самом деле варианта всего три. Вы будете спать либо с первым, кто обратит на вас внимание, либо с самым худшим из этих полутора тысяч, либо так и останетесь старой девой.

    – Занятно, – Кэрри фыркнула. – Два к одному, что я упаду к тебе в постель? Меньше читай психологическую лабуду, больше тренируйся. Пока ты меня не убедил.

    – Держу пари, Кэрри, вы ещё окажетесь у меня в постели. До выпуска ещё полгода – достаточный срок для осады самой неприступной крепости.

    – Пари? – Кэрри хищно улыбнулась. – Если тебе за эти полгода не обломится, перед тем как тебя спишут в какой-нибудь захудалый мир, тв переведешь мне на счёт всё выходное пособие, красавчик.

    – А если обломится, ты сделаешь так, чтобы меня включили в заветную сотню, – Игорь провел ладонью по упругой ноге женщины – от коленки до бедра. – Ведь это в твоих силах, госпожа проректор?

    – Принято, – Кэрри убрала руку Игоря со своего бедра и мягко спрыгнула на ковер. – Твои деньги мне пригодятся. И пореже прогуливай лекции по пикапу, может, чему и научишься.

    Окраина Созвездия Фермера. Система G4V-735863. Вторая планета.

    Вера устало прислонилась к дверному косяку, сбрасывая с измученных ног туфли. Словно впервые окинула взглядом знакомую обстановку. Как необычно смотрятся вышитые занавески, фарфоровые херувимчики на полках, громоздкая мебель... Все здесь было как прежде, это она изменилась. Вера вдруг почувствовала себя чужой в этом мещанском уюте. Скоро она будет далеко отсюда...

    В гостинной работал телевизор. Передавали местные новости.

    – Господин мэр, – допытывалась журналистка, – как вы считаете, можно ли вполне доверять косморазведчикам в вопросах торговли? Ведь мы не можем оценить ни реальную стоимость этих технологий, ни их, так сказать, свежесть на сегодняшний день.

    – Здесь важно уметь читать в душах людей, – пафосно отвечал ей собеседник. – Главное — определить с первого взгляда, кому можно доверять, а кому нет. Как ведущий специалист в этом вопросе, с дипломами по психологии и экономике, скажу, что нашему гостю можно верить. У него честное, открытое лицо и глаза человека, который не умеет лгать. Кроме того, как вы заметили, он сразу же отошел от корабля, чтобы никак не влиять на взаимообмен. Это сразу создало весьма продуктивную обстановку, и я сам лично приобрел кое-какие новейшие схемы, чтобы моя дочь могла поддерживать квалификацию... Где ты была? Всю встречу пропустила!

    Вера удивленно поморгала, затем до нее дошло, что последние слова мэр говорит уже не из телевизора, а от порога комнаты. Пройдя к столу, он положил стопку распечаток, а рядом маленький гала-носитель и театрально всплеснул короткими ручками.

    – Ничего поручить нельзя! Ты должна была преподнести ему букет!

    – Папа! – не в силах больше сдерживать обуревавшие ее эмоции, Вера бросилась ему на шею. – У меня сегодня самый счастливый день в жизни!

    Обалдевший мэр прижал дочку к сердцу, однако почти сразу отстранил ее и удивленно спросил:

    – Ты в лесу что ли заблудилась? Смотри-ка, вот паутина в волосах, а платье на что похоже!

    – Папа, я сегодня встретила мужчину своей мечты, – произнесла Вера, томно улыбаясь.

    – Ах... мужчину... – мэр смутился. – Кхм... Но деточка, ты могла прийти сначала на встречу с косморазведчиком, а потом уже бежать на свидание. Не каждый день ведь к нам такие гости прилетают. Будешь потом жалеть, что не взяла автограф и не сфотографировалась.

    – Не буду, – ответила девушка все с той же мечтательной улыбкой.

    – Ох, ну что мне с тобой делать! – вздохнул мэр. – Мечтательница. И кто же этот... кхм... счастливец?

    – Его зовут Игорь.

    – Хорошо. Чем он занимается?

    – Он исследует космос.

    – Что?!

    Мэр аж попятился от неожиданности. Глаза его стали круглыми, как галаантенны.

    – Он что – этот?!

    – Он косморазведчик, – гордо ответила Вера, – прилетевший к нам с другого конца Галактики. И я люблю его больше жизни.

    – Один раз увидела — и сразу полюбила?

    – Да, с первого взгляда.

    – Да ты что! – бедный отец схватился за сердце. – Верочка, они же все обманщики! Бабники, все как один! Прилетит такой, вскружит голову какой-нибудь бедняжке — и поминай, как звали!

    – Игорь не такой! Он искал меня всю жизнь! И теперь хочет, чтобы мы были вместе всегда.

    – Да мало ли что наговорит! Ты же его не знаешь! Как ты можешь ему доверять?

    – Ты сам на всю планету заявил, что ему можно доверять!

    Круглое лицо мэра слегка вытянулось. Припертый к стенке собственными словами, он вынужден был капитулировать.

    – Ну хорошо, хорошо. Я о другом говорил, но может он и правда не такой повеса. Пусть погостит у нас месяца три-четыре, узнаете друг друга получше. А там, глядишь, или свадьбу сыграем, или поймете, что вы друг другу не пара, да разбежитесь. Дело-то молодое...

    – Какие три месяца, папа? – сердито оборвала его девушка. – Игорь косморазведчик, он не может так долго оставаться на планете. Завтра он улетает, и я лечу вместе с ним.

    – Ни за что! – завопил мэр, в испуге хватая дочь за руку. – Еще не хватало, чтобы он бросил тебя где-нибудь в чужом мире, вдали от родных и близких!

    – Перестань! Я давно совершеннолетняя! И я ему верю!

    Вера вырвала руку, отвернулась от отца. Как обидно, что лучший день в жизни испорчен этими дремучими провинциальными предрассудками. Вместо того, чтобы с самым близким человеком попрощаться тепло, придется, видимо, расставаться в ссоре.

    Тут взгляд ее упал на верхнюю распечатку из лежащей на столе стопки.

    – Что это? – спросила она, чтобы сменить тему.

    – Да вот, купил у твоего друга, – буркнул мэр. – Схема его корабля. ИИ уверяет, что конструкция новая.

    – Его корабля?

    Вера изменилась в лице. Затем схватила листы и лихорадочно просмотрела их все.

    – Боже мой... – на ее глаза навернулись слезы.

    – Что? Что случилось?

    Не отвечая, она схватила носитель, торопливо обулась и выскочила за дверь.

    Окраина Созвездия Фермера. Система G4V-735863. Вторая планета. Космодром.

    Моношлюп был готов к старту.

    Игорь поднялся по трапу, люк плавно отъехал в сторону.

    – Как повеселился? – спросила любопытная Пси.

    – Отлично, мне даже понравилось, – Игорь зашёл внутрь и, не снимая парадной формы, блаженно плюхнулся на кушетку. – Ничего себе девочка. Красивая. Что у нас с припасами?

    – Горючее на максимуме, провиант пополнен. Знаешь, на этой планете есть уникальные сельскохозяйственные культуры, тебя ожидает просто праздник желудка.

    – Генную карту купила?

    – Обижаешь.

    – Да или нет?

    – Купила. Аборигены мастера торговаться, но я справилась, – торжественно заявила Пси.

    – GalaTV надо запретить, – хмыкнул Игорь. – Если бы в древности аборигены знали реальную стоимость стеклянных бус, мореплаватели умирали бы с голоду едва отплыв от цивилизованных мест.

    – А как же интеграция культур? – возмутилась Пси. – Галактическое единство? Ты хоть помнишь, для чего мы бороздим созвездие?

    – Хочешь сказать, мы здесь из чистого альтруизма? Ради процветания бедных аборигенов?

    – А вот про процветание бедных аборигенов ты будешь рассказывать той девочке, которая сейчас в люк постучит. Иди встречай, горе-любовник.

    – Гагарин тебя подери, – вырвалось у Игоря старое космическое ругательство уже на пути к люку.

    Снаружи уже были сумерки. Хрупкая фигурка переминалась с ноги на ногу у самого трапа корабля.

    – Вера! Ты уже здесь?

    – А ты еще здесь? – с горечью ответила она вопросом на вопрос.

    Игорь увидел, что глаза ее покраснели, а ресницы мокрые и слипшиеся. На мгновение чувство острой жалости пронзило ему грудь.

    – Что с тобой? – спросил он нежно. – Ты чем-то расстроена?

    – Ты говорил, что мы улетим отсюда только вместе! Что будем исследовать далекие миры, путешествовать от планеты к планете! Что мы никогда больше не будем одиноки! – девушка всхлипнула.

    – Конечно, милая, – Игорь взял Веру за плечи, повернул к себе, с тревогой вглядываясь в ее заплаканные глаза. – Что случилось?

    Девушка отстранилась, почти вырываясь, суетливо стала рыться в сумочке.

    – Вот! – она бросила на стол носитель, над которым плавно всплыла голограмма корабельной схемы. – Это мой отец выторговал у твоей Пси! Как ты хотел увезти меня с собой? В грузовом отсеке? В ахтерпике с горючим? Или в зверинце для экзотических форм жизни?

    Игорь был так ошарашен, что не нашелся сразу, что ответить.

    – Ты разбираешься в чертежах? – только и смог выдавить он.

    – Да, представь себе, я инженер! Моношлюп с виду обычный, но он был переделан, чтобы увеличить дальность перелетов. Твой корабль рассчитан на одного! Только на одного!

    По щекам Веры побежали слезы. Она сердито размазывала их по лицу тыльной стороной ладошки, стыдясь их и не умея сдержать.

    – Ты обманывал! Ты... ты с самого начала не собирался брать меня с собой!

    – Прости.

    – Ты ведь хотел сбежать, правда?

    – Прости меня.

    Девушка замолчала, пристально глядя на Игоря. Глаза ее высохли, остались лишь мокрые дорожки на щеках.

    – Это все, что ты можешь мне сказать? – тихо спросила она.

    – Да. Прости.

    Вера покачала головой, словно пытаясь стряхнуть наваждение. Наконец, прошептала:

    – Ты – чудовище.

    Затем она развернулась и пошла прочь от корабля. Она шла очень медленно, словно все еще надеясь, что Игорь побежит за ней или хотя бы окликнет. Но он не сделал ни того, ни другого. Закрыв за собой шлюз, Игорь достал из ящика жестяную банку, на дне которой лежали металлические звёздочки. Подцепив одну из них, он вставил её в гравировальный модуль компьютера, потом повесил себе на грудь, рядом с другими. Если посмотреть на звёздочку через микроскоп, у её основание можно было различить имя «Вера».

    Космическая станция «Созвездие». За семь лет до описываемых событий.

    Сто выпускников академии стояли плечом к плечу на центральной палубе. Сотня счастливчиков, победивших в гонке на выживание и получившись права называться разведчиками космофлота Земной Империи. На трибуне собралось всё руководство флота, председательствовал вице адмирал, потомственный князь Павел Меньшиков. Игорь видел Меньшикова в первый и, скорее всего, в последний раз. Князь появлялся только на самых торжественных мероприятиях, каковые происходили не так уж и часто.

    – Я рад приветствовать вас с этой трибуны, – начал Меньшиков. – Здесь собраны лучшие из лучших юношей, наша гордость и наша надежда. Вы три года готовились стать космическими пилотами, бортмеханиками, разведчиками и торговцами в одном лице. Но это не главное, качество, за которое вас выбрали. Все вы являетесь носителями модифицированного генофонда, содержите в себе доминантный ген развития. Именно поэтому на протяжении этих лет вас больше учили обращаться с девушками, чем с техникой. Вы – надежда как новых планет, так и человеческой расы. Я знаю, вы все неоднократно слышали эту историю. Но сегодня я просто обязан её повторить. Когда мы начали колонизировать галактику, в колонии вывозилось самое совершенное оборудование, в результате они начали обгонять Землю по уровню технологического развития. В результате возникли центры, вокруг которых группировались новые очаги развития цивилизации. Мы оказались на пороге галактической войны. Именно тогда было принято решение о новой стратегии колонизации. Все колонисты были генетически модифицированы таким образом, чтобы возникшая в результате цивилизация оставалась аграрной, технологически стопорилась где-то на уровне XX-XXI века. Чтобы у них не было никакой тяги к новым мирам, соответственно, никакой космической промышленности. Проблема заключается в том, что избавляясь таким образом от конкурентов, мы расплодили множество аграрных миров по всему созвездию. Сегодня пришла пора расширения Империи. Империи не нужны миры, наполненные фермерами, Империи нужна новая промышленность. Ваша задача – пробудить эти миры от спячки. Сделать это поможет заложенный в вас ген развития. Вы будете путешествовать от планеты к планете, соблазняя симпатичных аборигенок. Остальное за вас сделает ваше семя. Только помните – если вы вдруг влюбитесь и решите остаться на одной из планет, её развитие будет укорено, она раньше времени выйдет в космос и может стать конкурентом Империи. Думаю, что делает Империя с конкурентами, вам объяснять не надо? А если вы заберёте вашу пассию с собой, планета так и останется в сельскохозяйственной эре, а вы будете потеряны для флота Земли и классифицированы как дезертир. Подумайте, оно того стоит? Впрочем, вы отлично знаете ответ, вы лучшие из лучших. Сейчас вы по одному будете подходить ко мне и я прикреплю на грудь вашу первую звездочку, обозначающую, что вы больше не салаги-курсанты, а разведчики Земной Империи. Когда-нибудь на груди у каждого из вас будет сиять целое созвездие, но эту первую свою звёздочку вы не забудете никогда.

    Когда князь прикреплял звезду на грудь Игорю, он нашёл глазами Кэрри, стоящую среди персонала академии. Она плакала.