Новости разных литсеминаров

01.06.2011

Пресс-релиз третьего романного семинара под руководством Г.Л. Олди и А. Валентинова «Партенит-2011»

Литературный семинар под руководством известных писателей-фантастов Генри Лайона Олди и Андрея Валентинова состоялся в пгт. Партенит (АРК Крым) с 12 по 19 мая 2011 г. под эгидой общественной организации «Созвездие Аю-Даг».

04.09.2010

Общественная организация «Созвездие Аю-Даг»

ОБЪЯВЛЯЕТ

что с 12 по 19 мая 2011 г. в пгт. Партенит (АР Крым) состоится третий литературный (романный) семинар под руководством писателей-фантастов Г. Л. ОЛДИ и А. ВАЛЕНТИНОВА «Партенит-2011». Полная информация по адресу: Сайт Крымского Фестиваля Фантастики «Созвездие Аю-Даг»

31.07.2010

На сайте litseminar.ru сформирована основа базы литературных семинаров. Вскоре здесь можно будет получить подробную информацию о постоянно действующих семинарах, а также узнать о семинарах прошлых лет.

Архив новостей литсеминаров
Рейтинг@Mail.ru

Новости литсеминара Егоровой и Байтерякова

Ближайший литсеминар

Пока дата следующего заседания неизвестна

Участники и произведения

    Программа обсуждения

    1. Идея (как основная мысль рассказа), тема, жанровый и культурный контекст
    2. Персонажи, их взаимодействие в сюжете
    3. Конфликт, сюжет, фабула
    4. Детали, фантастический элемент, стилистика, ляпы и прочие подробности

    За новостями следите в сообществе litseminar. С материалами можно ознакомиться на странице заседания.


    Предыдущий литсеминар

    Состоялся 18 марта 2012 года в Москве.

    Участники и произведения

    Отчеты и другие материалы выложены на странице заседания.

    Информация по проекту

    14.08.2011

    13 августа прошло 19 заседание нашего литсеминара. На улице стояла жара, но еще более жаркими были обсуждения. Новые участники оказались серьезными и интересными писателями, а ветераны, как обычно, докапывались до системных особенностей творчества и делали далеко идущие выводы.
    С материалами семинара можно ознакомиться на сайте.
    Следующий литсеминар планируется провести на Звездном мосту. Запись мы будем вести в жж litseminar, так что следите за новостями.

    25.05.2011

    Состоялся 17 мая 2011 года в Партените, в рамках романного семинара Г.Л. Олди и А. Валентинова. Это был самый крупный семинар — обсуждалось 14 рассказов, заседание проходило весь день.
    Кроме семинара мы сделали доклад о девяти психотипах сценаристики — «исправленный и дополненный».
    Еще один итог семинара: по рекомендации руководителей семинара Наталья Егорова стала кандидатом в члены Союза Писателей.

    05.03.2011

    18-й литсеминар планируется провести в мае 2011 года в Партените, в рамках романного семинара под руководством писателей-фантастов Г. Л. ОЛДИ и А. ВАЛЕНТИНОВА .
    Ведется набор участников.

    26.02.2011

    17-й литсеминар состоялся 26 февраля 2011 года в Москве.
    Участвовали: Сергей Сизарев, Ольга Дорофеева, Наталья Витько, Светлана Таскаева.
    Ведущие семинар Егорова и Байтеряков прочитали лекцию о 9 типах героев в сценаристике и проиллюстрировали ее разбором рассказов участников, а также рассказали как они использовали типизацию при разработке своего рассказа: «Вкалывают роботы, счастлив человек».
    Материалы 17-го литсеминара выложены здесь.

    20.10.2010

    16-й литсеминар состоялся 20 ноября 2010 года в Москве.
    Список участников: Сергей Сизарев, Сергей Буланов, Дэн Шорин, Анна Донна.
    Ведущие Егорова и Байтеряков рассказывали о расстановке «крючков» в остросюжетном произведении на примере своего рассказа «Паникерша» (этот рассказ разбирался и на 15-м семинаре, но в учебных целях решено повторить обсуждение).
    Материалы 16-го литсеминара выкладываются здесь.

    Архив новостей проекта «Литсеминар»

    Четвертый духовный закон успеха

    (Рассказ; литсеминар №19)

    «Четвертым Духовным Законом Успеха является Закон Наименьшего Усилия».
    Дипак Чопра, «Семь Духовных Законов Успеха»

    Автобус резко затормозил, и я пошатнулся, но продолжал раздвигать плотно прижатые друг к другу тела, проталкиваясь к выходу. Двери. Воздух. После автобуса даже плотное амбре работающего вовсю масложиркомбината казалось изысканным французским парфюмом.

    — Уф.

    Заветная цель ожидала меня на противоположной стороне дороги. Я сделал шаг, повернул, как положено, голову налево и заметил спешащего ко мне человека, одетого в подозрительно серого цвета форму.

    — Пройдемте, — сказал он.

    Мы прошли.

    — Что же это вы... — он перелистнул страницы моего паспорта. — Василий Викторович, в неположенном месте переходите? — Он указал рукой куда-то вдаль. — Подземный переход на это есть.

    — Так это же почти на следующей остановке, — возразил я. — До него еще минут пятнадцать пилить.

    — Не положено, — отрезал он. — Штраф заплатите, и больше так не делайте. Посмотрите, как ездят. Сшибут в момент, и понять ничего не успеете.

    Мимо нас со свистом пронесся синий Опель.

    — Так их бы и ловили, — сказал я. — Это же превышение.

    — У нас акция, — ответствовал человек.

    От очередного автобуса, резко затормозившего у остановки, отошла бабка, мелкими шажками двинулась через дорогу и была ликвидирована прямым попаданием Тойоты. Я в ужасе застыл.

    — Ну что встали, свободны, — сказал человек, вручая мне какую-то бумажку. Я машинально взял ее и спрятал в карман.

    — Вы видели?

    — Ну, видел, — сказал человек и сел в машину. — Я же сказал, свободны, идите, куда шли.

    — Вы ничего не хотите сделать?

    — А что мы должны делать? — спросил человек. — Мы не для этого тут стоим. Сообщим, конечно, куда надо.

    — И все? — в негодовании спросил я.

    — А что еще?

    Я двинулся в сторону тела. Человек догнал меня и дернул за плечо.

    — Ну куда вы, голова садовая? Сказано же вам, тут нельзя переходить, идите к переходу.

    — Я и не перехожу, я просто не могу смотреть, как вы ни черта не делаете.

    — Вот же дурья башка, — сказал человек. — У Мавзолея когда караул стоит, да перед ними хоть бомбы взрывай, они не двинутся. Потому что нельзя. И нам нельзя. Приедут, разберутся. А у нас акция.

    — Тьфу, — сказал я. — А гражданский долг?

    — Я на работе, — сказал человек. — Гражданские долги остались при коммунизме. А у меня долги вполне реальные, кредитов до хрена. Иди в переход, не зли меня.

    — Слушайте, — сказал я. — Иногда люди имеют право на ношение оружия. И носят его. Почему же вы не штрафуете меня за то, что я вышел на улицу — меня же могут застрелить?

    — Это ты меня слушай, — прошипел человек. — Не выеживайся. Оно тебе надо? Будет такое распоряжение — будем штрафовать. К тебе первому приду. Понял? Пошел вон.

    * * *

    — Увы, — сказал редактор. — ЭТО мы печатать не будем.

    — Почему? — спросил я.

    — Как же я вас ненавижу, — сказал редактор. — Неужели вам самому непонятно?

    — Если честно, нет, — сказал я. — Что не так? Язык? Пунктуация, грамматика, проблема не ясна, тема не раскрыта? Что?

    — Это не будут читать, — снизошел до меня редактор. — К ЭТОЙ теме народ относится очень подозрительно, и бешеных тиражей не будет, они бесполезны. Что, другой темы не нашлось?

    — Однако, — сказал я. — А вам нужны бешеные тиражи?

    — Всем нужны, — сказал редактор. — К тому же серийного творчества от вас, по всей видимости, ожидать не стоит.

    — Я не автомат.

    — Вот и я о том же.

    — А скажите честно, вам самому понравилось?

    — Мне — да, — сказал редактор. — Но я — не публика. Ваше произведение поймет... Ну, скажем, один процент населения Земли. Даже не населения Земли, а один процент людей, имеющих ту же специальность, что и вы, понимаете? Чтобы это читать и понимать, надо разбираться в проблеме, досконально. Остальные и понятия не имеют о таких вещах. Проблема интересна, раскрыта блестяще, но, увы, большинство не имеет о ней ни малейшего представления.

    — Так дайте им это представление, — сказал я. — Опубликуйте это, и у них появится представление. Возможно, какой-то интерес.

    — Не будут кушать, — сказал редактор.

    — Почему вы за них решаете? — спросил я.

    Редактор промолчал. Я ждал. Наконец, он сказал:

    — Да кто мы такие, чтобы их учить?

    — Вот еще новости, — сказал я. — А кто же тогда?

    — Есть школа, — сказал редактор. — Есть университет, наконец. Вот они имеют право учить. А мы — развлечение. Энтертэйнмент.

    — Школа не учит задавать вопросы, — возразил я.

    — А издателю не нужно, чтобы читатели задавали вопросы, — сказал редактор. — Они должны купить первую книгу и захотеть купить вторую. Ваша потенциальная аудитория очень мала, понимаете? Найдите такую тему, чтобы реализовать крупный тираж. Есть темы, интересные для публики, есть не столь интересные. Ваша тема... В общем, смените ее, она не пойдет. До свидания.

    — Значит, ничего нового дать нельзя?

    — Нового уже не будет, — сказал редактор. — Все новое — это хорошо переработанное старое. Все, мне работать надо. До свидания, — повторил он.

    * * *

    — Василий, зайди в бухгалтерию, — крикнула Лена.

    Я зашел. Бухгалтерша пододвинула ко мне ведомость.

    — Распишись, — сказала она.

    — А что так мало? — в недоумении спросил я.

    — Не знаю, — сказал она. — Спроси шефа.

    Я пошел к шефу.

    — Сергей Владимирович, — сказал я, демонстрируя жалкие три зеленых бумажки. — Это что, на чай?

    — Василий, — повернулся ко мне шеф. — А чем ты, собственно, занимаешься целыми днями?

    — Своими обязанностями, — сказал я.

    — Я что-то этого не замечаю, — сказал шеф. — Я не вижу, чтобы ты работал.

    — Сергей Владимирович, — сказал я. — У хорошего системного администратора работы не должно быть видно. Если компьютеры работают — значит, работа идет.

    — Василий, — сказал шеф. — Когда работают, всегда что-то делают. А что делаешь ты?

    — Последние два дня настраиваю локальный сервер доменных имен...

    — Василий! — отрезал шеф. — Ты меня своими умными словами не грузи, их все равно тут никто, кроме тебя, не понимает. Ты работать должен. Будешь работать — буду платить.

    Я вышел из комнаты, зашел к себе и рывком выдернул вилку из розетки.

    — Вась, интернет пропал! — крикнула Лена.

    — И у меня! — присоединился Роман.

    — Спокойствие, — сказал я. — Сейчас разберемся. Сергей Владимирович, где у нас договор с провайдером? Там телефон техподдержки.

    — Вот, — шеф протянул мне бумажку.

    — Договор 22269, что там у вас? — спросил я. — Что? А мне кажется, это у вас что-то. Проверьте вторичный сервер, пинг не проходит. С утра все работало. Да. Когда? Хорошо. Через пятнадцать минут все будет, — оповестил я коллег.

    — Спасибо, Вась, — сказала Лена.

    — Ну вот, — сказал шеф. — Всегда бы так работал. Пойдем, отдам остальное.

    * * *

    Часы пробили полночь.

    Сначала мне снились какие-то животные: черепахи, обезьяны, крокодилы. Потом пригрезились милиционер, редактор и шеф.

    А потом я увидел ЕГО.

    — Так ты существуешь, Господи? — спросил я.

    — Как видишь, — хмуро сказал он.

    — Я в тебя не верю, — сказал я.

    — Я знаю, — сказал Бог. — И что?

    — Но если ты есть, почему ты не появляешься?

    — Появляюсь, — сказал Бог. — Перед верующими.

    — А перед неверующими почему не появляешься?

    — А зачем? — спросил Бог. — Вы же придираться начнете. То не так, это не доказуемо... У меня и без этого забот полно. Свободу я вам дал, хотите — верьте, хотите — нет. Священное писание по всему интернету валяется.

    — И ты туда же? — спросил я.

    — Куда?

    — Туда, где проще всего. Где все само собой происходит.

    — Вот, ты уже начинаешь придираться, — сказал Бог. — Уходи, я работаю.

    На выходе меня догнал Люцифер.

    — Пойдем, выпьем, — сказал он. — Не грузись ты так.

    — А ты что тут делаешь? — спросил я. — Это же небеса.

    — Это ТВОЙ сон, — сказал Люцифер, будто подозревая меня в чем-то.

    — Ну, пойдем, — сказал я.

    Мы сидели на радуге и пили небесный тридцать третий портвейн.

    — Мы неизлечимы? — спрашивал я Люцифера. — Вот и я стал одним из тех, для которых процесс важнее результата.

    — Нет, — сказал Люцифер и хлопнул меня по плечу. — Ты не забывай, что взрослый человек ничем не отличается от ребенка, кроме воспитания. Детей же вы воспитываете.

    — Так в том-то и дело! — сказал я, швыряя бутылку в открытые ворота рая. — Нам уже давно вдалбливают, что детей воспитывать не надо, у них есть собственное мнение.

    Люцифер икнул.

    — Да... — сказал он. — Тогда неизлечимы.