Новости разных литсеминаров

01.06.2011

Пресс-релиз третьего романного семинара под руководством Г.Л. Олди и А. Валентинова «Партенит-2011»

Литературный семинар под руководством известных писателей-фантастов Генри Лайона Олди и Андрея Валентинова состоялся в пгт. Партенит (АРК Крым) с 12 по 19 мая 2011 г. под эгидой общественной организации «Созвездие Аю-Даг».

04.09.2010

Общественная организация «Созвездие Аю-Даг»

ОБЪЯВЛЯЕТ

что с 12 по 19 мая 2011 г. в пгт. Партенит (АР Крым) состоится третий литературный (романный) семинар под руководством писателей-фантастов Г. Л. ОЛДИ и А. ВАЛЕНТИНОВА «Партенит-2011». Полная информация по адресу: Сайт Крымского Фестиваля Фантастики «Созвездие Аю-Даг»

31.07.2010

На сайте litseminar.ru сформирована основа базы литературных семинаров. Вскоре здесь можно будет получить подробную информацию о постоянно действующих семинарах, а также узнать о семинарах прошлых лет.

Архив новостей литсеминаров
Рейтинг@Mail.ru

Новости литсеминара Егоровой и Байтерякова

Ближайший литсеминар

Пока дата следующего заседания неизвестна

Участники и произведения

    Программа обсуждения

    1. Идея (как основная мысль рассказа), тема, жанровый и культурный контекст
    2. Персонажи, их взаимодействие в сюжете
    3. Конфликт, сюжет, фабула
    4. Детали, фантастический элемент, стилистика, ляпы и прочие подробности

    За новостями следите в сообществе litseminar. С материалами можно ознакомиться на странице заседания.


    Предыдущий литсеминар

    Состоялся 18 марта 2012 года в Москве.

    Участники и произведения

    Отчеты и другие материалы выложены на странице заседания.

    Информация по проекту

    14.08.2011

    13 августа прошло 19 заседание нашего литсеминара. На улице стояла жара, но еще более жаркими были обсуждения. Новые участники оказались серьезными и интересными писателями, а ветераны, как обычно, докапывались до системных особенностей творчества и делали далеко идущие выводы.
    С материалами семинара можно ознакомиться на сайте.
    Следующий литсеминар планируется провести на Звездном мосту. Запись мы будем вести в жж litseminar, так что следите за новостями.

    25.05.2011

    Состоялся 17 мая 2011 года в Партените, в рамках романного семинара Г.Л. Олди и А. Валентинова. Это был самый крупный семинар — обсуждалось 14 рассказов, заседание проходило весь день.
    Кроме семинара мы сделали доклад о девяти психотипах сценаристики — «исправленный и дополненный».
    Еще один итог семинара: по рекомендации руководителей семинара Наталья Егорова стала кандидатом в члены Союза Писателей.

    05.03.2011

    18-й литсеминар планируется провести в мае 2011 года в Партените, в рамках романного семинара под руководством писателей-фантастов Г. Л. ОЛДИ и А. ВАЛЕНТИНОВА .
    Ведется набор участников.

    26.02.2011

    17-й литсеминар состоялся 26 февраля 2011 года в Москве.
    Участвовали: Сергей Сизарев, Ольга Дорофеева, Наталья Витько, Светлана Таскаева.
    Ведущие семинар Егорова и Байтеряков прочитали лекцию о 9 типах героев в сценаристике и проиллюстрировали ее разбором рассказов участников, а также рассказали как они использовали типизацию при разработке своего рассказа: «Вкалывают роботы, счастлив человек».
    Материалы 17-го литсеминара выложены здесь.

    20.10.2010

    16-й литсеминар состоялся 20 ноября 2010 года в Москве.
    Список участников: Сергей Сизарев, Сергей Буланов, Дэн Шорин, Анна Донна.
    Ведущие Егорова и Байтеряков рассказывали о расстановке «крючков» в остросюжетном произведении на примере своего рассказа «Паникерша» (этот рассказ разбирался и на 15-м семинаре, но в учебных целях решено повторить обсуждение).
    Материалы 16-го литсеминара выкладываются здесь.

    Архив новостей проекта «Литсеминар»

    Избранные цитаты из жизни

    (Цикл рассказов; литсеминар №11)

    Путешествие

    Когда-нибудь…

    Когда у меня уже не будет времени и денег, я приду на вокзал.

    Я приду на вокзал, и суета приезжающих и остающихся не коснется меня.

    Я пройду вдоль спящих электричек, мимо солидных поездов, сквозь толпу с тележками и тюками… к самому дальнему, еще пустому перрону.

    Я ступлю на серый асфальт, под желтый фонарь, и двинусь дальше, никуда не спеша. Пойду, оставляя за спиной суету и толкотню, торопливые поцелуи, ругань носильщиков. Все то, что и следует оставлять за спиной.

    А когда бесконечно долгий перрон оборвется в ночь, я постою несколько минут на краю… Молча. Это уже город на Неве.

    Где меня, собственно, никто и не ждет

    Я медленно пойду обратно, навстречу гаму и сутолоке. Навстречу огням большого города. Приближая его с каждым шагом. Там — суета и толкотня, там — шум и музыка, там — ночная жизнь. Там город Москва…

    Где меня, собственно, никто и не ждет.

    Солнышко

    Мое солнышко изрядно длинноносо. Длинноносо и украшено очками. А еще...

    А еще оно — солнышко.



    ...есть такая секунда, где-то между часом Волка и часом Быка, когда все замирает. Ни осенний лист, ни кошка на дальней крыше, ни луна в облаках... ничто не шевельнется. Замирают капли дождя в воздухе. Застывают солдатики на столе. И Крысиный Король, его Величество, не вступил пока в свои права. (Его герб, с переплетенными буквами «К», слуги еще не внесли в комнату.)

    Это лучшее время принимать решения, если в этом есть хоть какой-то смысл.



    Мое солнышко пугливо и доверчиво. И недоверчиво. И...

    И оно — мое солнышко.



    ...есть такая минута, где-то между часом Быка и часом Собаки, когда все преисполнено особенного смысла. Скрипнет во сне старый шкаф, облако заслонит звезду... Щелчок пружинки в настенных часах заставит кукушку пошевелиться... Все преисполнено значения, каждая мелочь кажется песчинкой, способной опрокинуть весы мироздания...

    Это лучшее время для побега, если есть куда убегать.



    А еще у моего солнышка есть нечто, о чем я не могу Вам рассказать. Но я помню и улыбаюсь.

    Оно — мое солнышко.



    ...есть время, между часом Собаки и часом Иволги, когда...

    Впрочем, за этим Вам надо к носителю гордых двух «К», он совсем рядом, здесь. Его бастион — тьма и молчание, его знак — одиночество. Лучший проводник отсюда.

    И есть лучшее время для всего этого.

    ...я, пожалуй, закурю...



    Все просто и немного грустно — я никогда не видел моего солнышка.

    ...а это значит, что я живу в долгой полярной ночи.



    Я хорошо знаю все, что происходит между часом любви и часом отчаянья...

    Дамская сумочка

    Есть слова, с которыми в метро не пускают. Слишком они большие. Тетеньки у турникетов ворчат и даже за шоколадку не пропустят страдальца со словом «Патриотизм». Приходится такие слова таскать на себе пешком или возить в такси.
    ...например, слово «Любовь».
    Негабаритное оно.
    Как ни крути.

    Имел бы я такую сумочку...

    ...

    Во первых, слово «Страсть». Я еще успел поразиться, как этакое весомое слово да в такую небольшую сумочку поместилось. Но она его достала оттуда, я сам видел! А она выложила помаду, туш для ресниц (два флакона), перевязанное ленточкой слово: «Несчастная», зеркальце, обручальное кольцо...

    ...словами «Бесчестный» и «Равнодушный» она швырнула в меня...

    ...на столе уже резвился щенок, лежала коробка шоколадных конфет (низкокалорийных и безвредных для талии), оранжевый шарфик вольготно разлегся поперек и слово «Обманщик» кренило столик к полу...

    ...а со стола на пол: духи «Я тебе так верила», плюшевый слоник размером с бультерьера, какие-то книжки карманного формата, букет роз, галактика (по-моему, Z-VI 815X, но могу ошибаться) и... слова, слова, слова...



    Когда мне стало по колено — я сбежал.

    Бессонница

    «Бессонница, Гомер, тугие паруса,
    Я список кораблей прочел до середины...»

    Что там — в шевелении теней?

    Лампа под тряпичным абажуром, ткань старая-старая... Цветные пятна по стенам: райские птицы, цветы, ветви. Свет сквозь нити — за моей спиной тени: охотятся, пируют, точат мечи...

    /...как я был влюблен тогда! Боже ж мой! как я был влюблен.../



    Телефонный аппарат спит, как спят кошки, свернувшись...

    Нет не кошки! — так спят коты, уже пожившие, с надорванным ухом, с желтыми, разбойничьими глазами, с жесткими усами, сломанными с одной стороны...

    ...вся квартира ходит на цыпочках — «Тс-с!..»



    Не умею фотографировать. Никогда не умел. Я смотрел рамку видоискателя, щелкал затвором старенького ФЭДа, но сквозь дрожь воды, в красном полумраке — раз за разом: чужое лицо, надменный взгляд, незнакомая мне девушка. И лишь один снимок; единственный, где есть ты...

    Эта фотография и сейчас где-то в ящике стола, зарыта глубоко между бумаг. Я мог бы, наверное, ее найти.

    /...смотрел на твое окно. Вечерами, запрокидывая голову. Какой бы дорогой я не шел, эта дорога (правда, странно?) приводила под твое окно... Наверное, с высоты восьмого этажа, я был похож на птицу, на черную ворону, на черную ворону на белом снегу.../



    Налить чаю, взять книгу о великой любви, поднявшей в путь корабли...

    Книги громоздятся штабелями, книги образуют равелин, крепостные стены, башни. Лучники примостились у бойниц, кипящая смола слов готова к штурму. Тени с огромными щитами и в шлемах с гребнями подступают ближе и ближе. Славно попирует воронье на развалинах!

    ...а штурма не будет. Сегодня я так и не открою книги, лежащей на коленях.



    Всё дело...

    ...в нечаянном телефонном звонке, в шорохе в трубке, в сорвавшемся вздохе, в гудках сразу после: «Это ты?..»



    Где-то зевает собака...

    Всё дело — в слонах. «Ты сосчитай слонов, расчет к утру сойдется...» Это был подарок на день рождения — дурацкий голубой слон, в половину меня ростом. «Ты бы еще коня приволок!»

    /...Боже ж мой!
    Я не вспоминал об этой моей любви (Боже ж мой!), я не вспоминал об этой самой длинной, самой несчастной, настоящей (ибо только несчастная любовь может быть настоящей!) — Боже мой! Сколько лет я не.../



    Она — на другом конце огромного города. Задумавшись о тени, которую три тысячи лет ждут на другом конце Ойкумены, случайно набираешь номер, который до сих пор помнишь наизусть.

    «Случайный ангел мой, случайный ангел мой...»



    Всё дело — в бессоннице,

    Спи, завтра будет новый день.

    Спи.

    /.../

    Аквариум

    Смотреть на эту женщину надо сквозь стекло, она хрупка.

    ...она проплывает сквозь листопад и метель, через дождь и снег, мимо набрякших туч, сквозь волчий вой.

    Она холодна, она одинока; волосы плывут за ней, как хвост невиданной рыбы. Эта женщина: невероятна, невозможна, немыслима...

    ...

    ...она готовит завтрак на кухне.



    Осторожней!

    ...не опрокинь аквариум.

    Новейшая космогония

    Вселенная расширяется — это научный факт.

    ...

    Вначале был «Большой Бум!».

    А потом — уже собственно мы, кто понимает



    Вселенная постоянно становится больше.

    ...

    Вот мы тут с тобой сидим, а она — расширяется!

    Галактики разлетаются, пульсары безнадежно теряются вдали, звезды становятся дальше с каждым днем.

    Даже черные дыры неторопливо отплывают...

    Планеты покидают свои орбиты и теряются в глубинах мироздания.

    Мы уже никогда не полетим на Альфа Центавра — слишком далеко.



    Вселенная расширяется.

    ...

    Раньше Мелитополь был гораздо ближе.

    Я туда ездил каждое лето...

    И сколько я там не был после смерти деда?



    Вселенная увеличивается в размерах.

    ...

    Стол отстоит значительно дальше от стула, чем минуту назад!

    Я протягиваю руку за карандашом, а его нет на прежнем месте.

    Стоит отвернуться буквально на секунду...



    Всё потому, что — Вселенная расширяется!

    ...

    А это значит, что мы становимся дальше с каждой секундой...



    ...интересно, сколько еще надо намекать, чтобы ты меня обняла?

    Помощь

    Ты помогаешь находить мои вещи.

    Мои носки, зажигалки, расческу. Ты собираешь меня на работу – галстук, рубашка, бутерброды.

    Ты ничего не забыл, милый?

    И я ничего не забываю…



    Ты правишь мои бумаги, нянчишь моих детей, убираешь мой дом. Ты готовишь, стираешь, убираешь без устали.

    Подожди, пожалуйста, я хочу тебе сказать…

    Я могу позволить себе не замечать твоей заботы.



    Ты ругаешь меня, ты со мной ссоришься, ты мной недовольна. И даже очень. Ты меня не понимаешь, ты бываешь несносна, я тебя ненавижу, в конце-то концов!

    …!

    Черт возьми, я тоже могу неделями дуться из-за какой-нибудь ерунды! Вот!



    Ты помогаешь найти мои часы, очки, старый свитер…

    ...ты помогаешь мне находить кусочки себя.

    Утро

    Утром он просыпается. Она как всегда подтянута, как всегда — вкусный завтрак и привычное щебетание; свет и улыбки в доме.

    — Извини, дорогой, — чмок в щеку, — я тебя не люблю. Я люблю другого мужчину. Я ухожу к нему.

    — Вы любовники? — Вечный кошмар сорокалетнего мужчины, уже обзаведшегося животиком, остро осознающего свою надвигающуюся старость и неуместность на фоне такой жены.

    — Да нет, что ты! Это было бы оскорбительно и для тебя и для него. — Это «для него» замечательно подтверждает правдивость ее слов. Да и действительно, зачем такие сложности, когда можно просто сказать утром...

    — Кто он, если не секрет? А... — Подающий большие надежды, да нет, чего уж там — просто талантливый молодой человек, друг семьи. — Вы будете хорошей парой.

    — Спасибо.



    А что еще может сказать мужчина, который уже явно ничем не станет в этой жизни; мужчина, который не смог сделать себя; мужчина, не имеющий сына; мужчина, которому осталось прожить больше того, что он уже прожил, вот только он об этом не знает. Ему кажется, что его жизнь закончилась этим утром, на этой кухне.

    — У тебя как всегда прекрасный кофе, дорогая.

    Так ему кажется.

    Монолог

    С тех пор, как я умер, я уже не так боюсь смерти.

    Хотя иногда, по привычке...



    Но если представить... Если подумать, — я мог бы быть более мертвым, чем ломаемый хлеб, чем крошки, скатывающиеся по ладони, нет! сквозь ладонь, чем вмятины от них на мертвом дереве стола... Вот тогда-то мне и становиться по-настоящему страшно.

    Но страшнее всего не это.

    Страшнее всего, как всегда — равнодушие.

    И если подумать, что я мог бы быть им...



    Но я не это.

    Наверное, по привычке.

    Эта женщина

    «Всю ночь кричали петухи... и шеями мотали...»



    В свое время эта женщина отказалась стать моей женой.

    Такое случается.

    Иногда.

    И обычно не со мной.

    Но, тем не менее, надо признать, случается.

    Есть еще отдельные недостатки мироустройстве.

    «...вижу, что-то неладно в мире, хорошо бы заняться им...»



    С того времени утекло воды столько, что мои кровяные тельца поголовно вымерли и их потомки, и потомки их потомков...

    И место было перепахано и засыпано солью.

    Все как обычно — горе побежденным!

    А я не из их числа.

    «...что ж, поднимайтесь, такие-сякие, ведь кровь — не вода!..»



    Мне ее нынешний муж не нравиться.

    Но, с другой стороны, что мне ее муж? Пускай он даже и груш не ест. И груш не есть...

    Не мне с ним жить, правда?

    Если бы я выбирал ей мужа, я бы себя выбрал, естественно...

    Вот я и выбрал.

    Вот и живу.

    Один.

    С собакой от третьего брака.

    И котом от второго.

    «...кот есть животное древнее и неприкосновенно... е!»



    А от первого брака у меня ничего не осталось.

    Даже свадебного альбома.

    Моя первая жена была редкой стервой и оный альбом...

    Моя первая жена была...

    Даже свадебного альбома, лежащего у меня на полке, у меня от первого брака не осталось.

    Потому что в нем совсем незнакомые мне люди сфотографированы.

    «...приходилось нам сниматься, и на снимках улыбаться...»



    А с этой женщиной я время от времени встречаюсь.

    Мельком.

    У общих знакомых.

    А ее муж меня ревнует, и мне это нравится.

    Страшно нравится.

    «...пуля метит в ментик, попадает в клены...»



    А вчера мы с ней целовались.

    В лифте.

    По пути с неба на грешную землю.

    Весь фокус был в перегоревшей лампочке...

    Интересно, почему мой ангел-хранитель еще и электрик?

    По совместительству...

    Почему он всегда до этого лампочки менял вовремя?

    Поймаю — убью гада!

    «...ты останешься при муже — это каторга, пусть так...»



    Лица у нас, когда мы выходили из этой небесной колесницы были глупые и обалдевшие.

    У меня уж точно.

    Когда у меня лицо глупеет, я начинаю чувствовать, как бьется жилка на левом виске.

    И еще я становлюсь счастливым...

    Потом сам себе завидую.

    «...а эти сны, снятся и снятся...»

    Ничего не изменится

    Когда женщина уходит, она не оборачивается.

    Как правило.

    ...



    Я стоял на вокзале города Питера, и глухая тоска неторопливо выгружала свои чемоданы из купейного вагона. Она всегда ездит первым классом и не понимает тех, кто как я экономит деньги. Мы часто ссоримся по этому поводу.



    На вокзале города Питера холодно и одиноко. Торгуют тюльпанами и временным жильем. Я же купил розу. Тоска думала, что это для нее, и страшно обиделась, когда я подарил этот цветок. Она даже перестала со мной разговаривать. Пускай.



    ...цветы надо дарить весенним девушкам в мини-юбках.

    — Зачем?

    — Просто так. Ведь ничего не изменится, даже если я скажу, что меня зовут Николай, а Вас, к примеру, Мария или Анна. И вы решите, что сегодня вечером Вам решительно нечего делать. И я возьму вас в гости, к замечательной женщине, которая по недоразумению работает моей бывшей женой. Мы будем сидеть, пить чай, болтать о разностях... А потом сразу станет поздно. И мне придется провожать тебя домой, на Васильевский остров. И я не смогу отказаться зайти. И будет долгая, долгая ночь...

    И ничего не изменится.



    ...и было нескончаемое громыхание глубоководного метро, и опрокинутая чашка, и смех, и вечерние фонари на мосту, и долгая, долгая ночь...

    И ничего не изменилось.



    Только тоска на этот раз поехала в плацкарте. Она очень переживала, что я ее брошу, выйду где-нибудь в Бологом... И в мои уверения не верила ни на грош. А зря.

    Ведь действительно ничего не изменилось...