Новости разных литсеминаров

01.06.2011

Пресс-релиз третьего романного семинара под руководством Г.Л. Олди и А. Валентинова «Партенит-2011»

Литературный семинар под руководством известных писателей-фантастов Генри Лайона Олди и Андрея Валентинова состоялся в пгт. Партенит (АРК Крым) с 12 по 19 мая 2011 г. под эгидой общественной организации «Созвездие Аю-Даг».

04.09.2010

Общественная организация «Созвездие Аю-Даг»

ОБЪЯВЛЯЕТ

что с 12 по 19 мая 2011 г. в пгт. Партенит (АР Крым) состоится третий литературный (романный) семинар под руководством писателей-фантастов Г. Л. ОЛДИ и А. ВАЛЕНТИНОВА «Партенит-2011». Полная информация по адресу: Сайт Крымского Фестиваля Фантастики «Созвездие Аю-Даг»

31.07.2010

На сайте litseminar.ru сформирована основа базы литературных семинаров. Вскоре здесь можно будет получить подробную информацию о постоянно действующих семинарах, а также узнать о семинарах прошлых лет.

Архив новостей литсеминаров
Рейтинг@Mail.ru

Новости литсеминара Егоровой и Байтерякова

Ближайший литсеминар

Пока дата следующего заседания неизвестна

Участники и произведения

    Программа обсуждения

    1. Идея (как основная мысль рассказа), тема, жанровый и культурный контекст
    2. Персонажи, их взаимодействие в сюжете
    3. Конфликт, сюжет, фабула
    4. Детали, фантастический элемент, стилистика, ляпы и прочие подробности

    За новостями следите в сообществе litseminar. С материалами можно ознакомиться на странице заседания.


    Предыдущий литсеминар

    Состоялся 18 марта 2012 года в Москве.

    Участники и произведения

    Отчеты и другие материалы выложены на странице заседания.

    Информация по проекту

    14.08.2011

    13 августа прошло 19 заседание нашего литсеминара. На улице стояла жара, но еще более жаркими были обсуждения. Новые участники оказались серьезными и интересными писателями, а ветераны, как обычно, докапывались до системных особенностей творчества и делали далеко идущие выводы.
    С материалами семинара можно ознакомиться на сайте.
    Следующий литсеминар планируется провести на Звездном мосту. Запись мы будем вести в жж litseminar, так что следите за новостями.

    25.05.2011

    Состоялся 17 мая 2011 года в Партените, в рамках романного семинара Г.Л. Олди и А. Валентинова. Это был самый крупный семинар — обсуждалось 14 рассказов, заседание проходило весь день.
    Кроме семинара мы сделали доклад о девяти психотипах сценаристики — «исправленный и дополненный».
    Еще один итог семинара: по рекомендации руководителей семинара Наталья Егорова стала кандидатом в члены Союза Писателей.

    05.03.2011

    18-й литсеминар планируется провести в мае 2011 года в Партените, в рамках романного семинара под руководством писателей-фантастов Г. Л. ОЛДИ и А. ВАЛЕНТИНОВА .
    Ведется набор участников.

    26.02.2011

    17-й литсеминар состоялся 26 февраля 2011 года в Москве.
    Участвовали: Сергей Сизарев, Ольга Дорофеева, Наталья Витько, Светлана Таскаева.
    Ведущие семинар Егорова и Байтеряков прочитали лекцию о 9 типах героев в сценаристике и проиллюстрировали ее разбором рассказов участников, а также рассказали как они использовали типизацию при разработке своего рассказа: «Вкалывают роботы, счастлив человек».
    Материалы 17-го литсеминара выложены здесь.

    20.10.2010

    16-й литсеминар состоялся 20 ноября 2010 года в Москве.
    Список участников: Сергей Сизарев, Сергей Буланов, Дэн Шорин, Анна Донна.
    Ведущие Егорова и Байтеряков рассказывали о расстановке «крючков» в остросюжетном произведении на примере своего рассказа «Паникерша» (этот рассказ разбирался и на 15-м семинаре, но в учебных целях решено повторить обсуждение).
    Материалы 16-го литсеминара выкладываются здесь.

    Архив новостей проекта «Литсеминар»

    Яблочный спас

    (Рассказ, отрывок; литсеминар №8)

    ...вещи приятней, в них
    нет ни зла, ни добра.

    И. Бродский

    Здесь властвует равнодушие.

    С сумками, обернутыми скотчем, с мешками и потертыми чемоданами — человечество проходит мимо. Мимо чужого горя, боли и отчаяния. Толчея, гомон, запах пота — вот оно Чистилище! Королева вокзала, слоноподобная тетка, тащит тележку по чужим ногам. Возмутись, кто смелый! Мужичонка в кургузом пиджачке подсаживается к незнакомцам: «Червонец, братан...» — и нетерпеливо постукивает копытом. Тянет гарью. Парень с ирокезом дрыхнет на клетчатых баулах. Ворочается, не просыпаясь, и облизывает губы раздвоенным змеиным языком. Им плевать на девушку, беззвучно плачущую на скамейке. Ненавижу вокзалы.

    И тоже пройду мимо.

    Не мне менять этот мир; мне — к пятой платформе.

    * * *

    Засмотревшись, не увидел карлика, топающего навстречу. «Под ноги смотри, с-скотина!» — и клюка заехала мне по колену. Я аж присел. Карлик — нос с бородавкой — пёр, как дикий кабан, сгибаясь под грудой вещей. Коробки, мешки, ящики... Под ними меня и похоронило бы. Уворачиваясь, я не удержал равновесия и шмякнулся на пятую точку. Минут десять шествовали мимо: завернутые в парусину железки, пузатые сумки, привязанная к ним птичья клетка со злющим котом внутри... Позвякивающая и воняющая гора.

    Я проводил карлика взглядом: «Что это было?» — «Вокзал, сэр!» Мне, бывшему штангисту, и на рывке столько не поднять. Вокзал... «Хватит рассиживаться, опоздаю!» Встал и обнаружил в руке книгу. С мой ноутбук размером, а толщиной больше раза в четыре. Случайно выхватил из чужих вещей, пытаясь устоять. Догнать карлика, вернуть? Так поезд ждать не будет. Ходу, ходу! Успел.

    От Москвы до города на Неве — ночь, и лучше когда ты один в купе. Все формальности свершились, в воздухе плывет запах осенних яблок, поезд грохочет на первой стрелке. Запах яблок? ...и еще листвы, подсыхающей после дождя. Аромат расставания.


    Ольга набрала полные руки огненно-красных, бордовых, желтых листьев и сплела их в корону. Осенняя принцесса. «В королевы мне не по возрасту!»


    «Господи, мне — всегда помнить?» — и честный ответ: «Да». Наша прогулка по шуршанию листьев; прозрачное небо и паучок, перекинувший нитку поперек тропинки. Я просыпаюсь за миг до: «Прости, но нам надо... — запнулась, — надо поговорить...» Не помнить, что разговор был. Несколько секунд, между сном и явью — вот мое предрассветное счастье.

    Не вспоминать — не получается.


    ...Ольга в короне из листьев, и пальцы пахнут антоновкой.


    Дорога до Питера нынче мука смертная. Лечь на полку, восемь часов слушать, как стучат колеса. И не уснуть. «Тоска, тоска и лист печальный, плывет над мглой первоначальной...» По купе скользят отблески из окна. Сиротские покрывала на тощих матрасах. Надо себя чем-то занять...

    На столике — Книга. Черная кожа переплета, выдавленный на обложке узор сгладился со временем, прорезные серебряные накладки. Я вытянул ремешки из креплений, один за другим, и откинул обложку. Книга старинная, похоже, даже рукописная. Лежит, распахнутая на первой странице, ни названия, ни автора. Форзац со еле видным «звериным» рисунком. Фронтиспис, где проступает герб с девизом: «Осень приходит к каждому». О да! — это так. Перелистну страницу.

    Отступ на треть листа, тщательно вырисованный инициал — ящерица, прячущаяся в траве. И — текст, начертаный незнакомыми буквами, непривычными... неприятными. Жуки обрели разум, победили человечество и пишут мемуары. Знакомьтесь, их алфавит таков: изломанные буквы с бессмысленными штрихами-жвалами, с утолщениями, подобными надкрыльям. Прописи из одних «ж»: безжалостность, жадность, жестокость... «Ж-жуки... Отстаньте!»

    Но буквица... ящерица выглядывает из травы и, кажется, подмигивает мне. По зеленоватым чешуйкам солнечный блик. Я протянул палец, — дотронуться до изумрудного сияния, — сейчас ящерка метнется в сторону, спрячется... чешуйки прохладные. Я погладил красавицу: от треугольной головки — по разноцветной спине и дальше, дальше, — вдоль завитка хвоста. Палец скользнул по изгибам и «вылетел» в скопление жукообразных букв, в их жужжание...

    В институте была такая «игра»: опускаешь руку в кювету с жидким азотом и мгновенно выдергиваешь. Если все сделать быстро — ожога не будет, но в ладонь впиваются тысячи крохотных челюстей. Впиваются и отпускают. Рука дымится, азот вскипает на коже. Вот и сейчас — тысячи, миллионы ледяных жучков вцепились в кончик моего пальца и карабкаются по нему. Они вгрызаются в кожу, и холод со страницы льется мне в руку. Всё как не со мной происходит, как во сне. Запах антоновки, ящерица шевелится в траве, и миллиарды жвал грызут палец. Веду руку по строчке: буквы под моим пальцем: изворачиваются, трансформируются, плывут... и становятся мне понятными. Я могу читать этот текст!

    Палец дошел до обрыва строки. Начать со следующего ряда знаков, верно? «Нет, не так», — улыбнулась ящерка. А как? Холодом пронзило ладонь... Так писали римляне: «бустрофедон» — ход быка. Бык, вспахивая поле, доходит до края и разворачивается вместе с плугом. И я повел палец справа налево, справа... на... лево... уже не ощущая его по второй сустав.


    Биллионы крохотных жучков
    тянедел ,ьворк в енм дя тюавиксырпв
    мышцы, впиваются в кости.


    «Ох!» — «Не бойся! — шепнула ящерка. — Читай». И я читал. А рука уже не своей волей: слева-на-право, справа-на-лево... Я иду по Тексту, как бык через поле; бык, чей урок не выполнить за день. Кнут обжигает привычной болью спину. Шаг, шаг и еще раз — шаг. Хомут плуга трет шею. Солнце, чертово солнце скручивает кожу. Удар! На свежие раны слетаются мухи, проклятые мухи! — как жарко! Как холодно...

    Веду палец по странице, обхватив запястье другой рукой, ибо ледышка — до самого локтя. И пусть конец пахоты — палец соскальзывает с жужжащих букв, но не моя это рука — мертвая деревяшка. Ужаснуться бы... А прочитанное горит в мозгу. Мне не забыть ни буквы, ни запятой в этом Тексте. Мокрая рубаха липнет к спине, стук об окантовку стола — моя рука упала. Осознать о чем я прочел — сил нет. Ящерка юркнула за переплет, на месте «жучиного» текста — белоснежная страница.

    Обморок.

    * * *




    <полностью рассказ="" будет="" размещен="" после="" публикации="">