Новости разных литсеминаров

01.06.2011

Пресс-релиз третьего романного семинара под руководством Г.Л. Олди и А. Валентинова «Партенит-2011»

Литературный семинар под руководством известных писателей-фантастов Генри Лайона Олди и Андрея Валентинова состоялся в пгт. Партенит (АРК Крым) с 12 по 19 мая 2011 г. под эгидой общественной организации «Созвездие Аю-Даг».

04.09.2010

Общественная организация «Созвездие Аю-Даг»

ОБЪЯВЛЯЕТ

что с 12 по 19 мая 2011 г. в пгт. Партенит (АР Крым) состоится третий литературный (романный) семинар под руководством писателей-фантастов Г. Л. ОЛДИ и А. ВАЛЕНТИНОВА «Партенит-2011». Полная информация по адресу: Сайт Крымского Фестиваля Фантастики «Созвездие Аю-Даг»

31.07.2010

На сайте litseminar.ru сформирована основа базы литературных семинаров. Вскоре здесь можно будет получить подробную информацию о постоянно действующих семинарах, а также узнать о семинарах прошлых лет.

Архив новостей литсеминаров
Рейтинг@Mail.ru

Новости литсеминара Егоровой и Байтерякова

Ближайший литсеминар

Пока дата следующего заседания неизвестна

Участники и произведения

    Программа обсуждения

    1. Идея (как основная мысль рассказа), тема, жанровый и культурный контекст
    2. Персонажи, их взаимодействие в сюжете
    3. Конфликт, сюжет, фабула
    4. Детали, фантастический элемент, стилистика, ляпы и прочие подробности

    За новостями следите в сообществе litseminar. С материалами можно ознакомиться на странице заседания.


    Предыдущий литсеминар

    Состоялся 18 марта 2012 года в Москве.

    Участники и произведения

    Отчеты и другие материалы выложены на странице заседания.

    Информация по проекту

    14.08.2011

    13 августа прошло 19 заседание нашего литсеминара. На улице стояла жара, но еще более жаркими были обсуждения. Новые участники оказались серьезными и интересными писателями, а ветераны, как обычно, докапывались до системных особенностей творчества и делали далеко идущие выводы.
    С материалами семинара можно ознакомиться на сайте.
    Следующий литсеминар планируется провести на Звездном мосту. Запись мы будем вести в жж litseminar, так что следите за новостями.

    25.05.2011

    Состоялся 17 мая 2011 года в Партените, в рамках романного семинара Г.Л. Олди и А. Валентинова. Это был самый крупный семинар — обсуждалось 14 рассказов, заседание проходило весь день.
    Кроме семинара мы сделали доклад о девяти психотипах сценаристики — «исправленный и дополненный».
    Еще один итог семинара: по рекомендации руководителей семинара Наталья Егорова стала кандидатом в члены Союза Писателей.

    05.03.2011

    18-й литсеминар планируется провести в мае 2011 года в Партените, в рамках романного семинара под руководством писателей-фантастов Г. Л. ОЛДИ и А. ВАЛЕНТИНОВА .
    Ведется набор участников.

    26.02.2011

    17-й литсеминар состоялся 26 февраля 2011 года в Москве.
    Участвовали: Сергей Сизарев, Ольга Дорофеева, Наталья Витько, Светлана Таскаева.
    Ведущие семинар Егорова и Байтеряков прочитали лекцию о 9 типах героев в сценаристике и проиллюстрировали ее разбором рассказов участников, а также рассказали как они использовали типизацию при разработке своего рассказа: «Вкалывают роботы, счастлив человек».
    Материалы 17-го литсеминара выложены здесь.

    20.10.2010

    16-й литсеминар состоялся 20 ноября 2010 года в Москве.
    Список участников: Сергей Сизарев, Сергей Буланов, Дэн Шорин, Анна Донна.
    Ведущие Егорова и Байтеряков рассказывали о расстановке «крючков» в остросюжетном произведении на примере своего рассказа «Паникерша» (этот рассказ разбирался и на 15-м семинаре, но в учебных целях решено повторить обсуждение).
    Материалы 16-го литсеминара выкладываются здесь.

    Архив новостей проекта «Литсеминар»

    Мое золото

    (Рассказ; литсеминар №4)
    Рассказ опубликован в журнале «Реальность фантастики» №8, 2007 г., в журнале «Контрабанда», №4(10) 2010 г.
    — Все спелеологи — сумасшедшие!
    — Это ты как спелеолог говоришь?
    — Как бывший спелеолог, прошу заметить!
    — За это не грех, как говорится! Вздрогнули!
    — Бросьте! Вот Витька — действительно сумасшедший спелеолог. Был. Я вам не рассказывал?
    — Ты вообще на полгода пропал, свинья этакая!
    — Ага, пропал на полгода, потом устраивает сабантуй в шикарной четырехкомнатной квартире... Потом... Да, не перебивайте вы! Потом опять на полгода пропадает, женится и нас на свадьбу не зовет... и вот мы в этой халупе! Жену его так и не видели... Чё воще это значит, а?
    — Мужики, не обижайтесь. Про четырех... четырёх... про ту квартиру — забудьте. Я у разбитого корыта, хорошо хоть живой... вот с вами выпить могу! А началось с того, что я с Витькой познакомился. И был я тогда — лесбиянкой...

    * * *

    Очередной скандал с Ленкой, чашка об стену, «ах так», «да ты вообще не мужик», «и нафига я с тобой»... Ленка давно в свои палестины свалила, а я всё по квартире круги нарезаю. И не потрахались и не подрались. Тут-то я в лесбиянки и подался.
    Ленка меня двумя вещами капитально доставала: нудежом по поводу, что ей надеть нефига (и деньгами я не богат, да) и прозрачными намеками на мою небогатую, якобы, мужественность. Ладно, проехали.
    Полез я на сайт знакомств. С какого перепуга я женщиной зарегистрировался — сейчас и не вспомню. Кнопку не ту нажал. И тут-то меня пробрало! А хрен вам всем, развлекаться, так развлекаться! И сочинил анкету с историей: муж мне изменил, застала его с лучшей подругой «на горячем», мужиков видеть больше не могу, все — сволочи, но вот эта сцена: как они в моей постели кувыркаются — у меня перед глазами как живая... Итог: хочу, чтобы кто-нибудь научил меня как это — быть лесбиянкой. О как!
    Да не ржите, мужики! Опыт — повторять не советую!!! Если вкратце — за сорок минут получил пять фотографий женских гениталий во весь экран. И с Витькой познакомился... Да кончайте ржать, в конце-то концов! Не буду дальше рассказывать!
    Ладно. Просто он был единственным нормальным человеком, кто на мою анкету откликнулся. ...Нет, он сам зарегистрирован был — мужчиной. Что он мне написал? Начал меня (ее) убеждать, что не надо пороть горячку, что я сам(а) буду потом жалеть; что надо прийти в себя и либо простить мужа, либо уж уйти от него... Нормальные человеческие слова; сочувствие к случайному человеку, оказавшемуся в нелегкой ситуации. И никаких попыток «воспользоваться», в постель ее (меня!) затащить (такие типы тоже были — в количестве). Мне противно от своей игры стало...
    Я ему всё как есть и отписал.


    Господи! Как он хохотал... Надо было видеть эти смайлики во весь экран. Витька ведь тоже на сайт полез после семейного скандала. У него брак был зарегистрирован, потому и скандалы — круче...
    Познакомились.
    Он меня под землю и затащил.


    — Лучше, — говорит, — нет способа мозги прочистить. Как по шкуродерам полазаешь, так заново рождаешься. — И теорию про освобождение от родовых травм и неврозов толкает...
    Мне его теории — что слону дробина; но про подземлю он так рассказывал — не повторить. Просто парень влюблен в это дело. Я же говорю — абсолютный псих!
    ...Что такое шкуродер? Ребята... я вслед за Витькой теперь могу до-олго рассказывать. И как дымовухи ставить, и что делать, когда заблудился под землей, и чего там делать нельзя. Про Белого Спелеолога знаете?..
    Если ближе к сути; я чего пропал тогда: каждые выходные мы — под землю. Виталий от жены, а я... за компанию, да и от Ленки, если честно. Совсем у нас в это время всё разладилось. Я уж думал: свалит она в туман — отдохну... Нет, регулярно появлялась, скандалы закатывала; то ластится как кошка, то... А всё-таки, мужики, — смешно, но что-то в Витькиных словах было; под землю залезаешь — всё наносное с тебя сваливается. Совсем другой мир и другой ты.


    Мои первые впечатления? О! Витькина спина, конечно же!!! Я глаза закрываю — а она передо мной подпрыгивает. Виталий Сергеевич всегда бегом по подземельям передвигался (там, где не надо на пузе ползать): положит голову на плечо, эдак, по птичьи, руки за спину — и бегом! Догоняй! Куда мне...
    Ему бы гномом родиться.


    Значит — шкуродер. Это такая щель, куда только на пузе и вползешь. А рюкзак ногой за специальную лямку тащишь. Подземные рюкзаки они такие: сарделькой сделаны. Точнее — сосиской. Тонкие и длинные. Вползаешь на пузе, а выползаешь — на спине: слабо? Этот замечательный шкуродер называется «штопор». А как вам шкуродер, в который только ногами вперед можно вползать — иначе никак? Во-во. Только маньяк типа Витьки мог такой найти. И понять, что надо делать дальше...


    Да нет тут никакой тайны. Уже нет. Сейчас всё подробно расскажу.
    Значит так: вползаешь в шкуродер ногами вперед, лежа на спине... плесните, мужики. Ползти там минут пятнадцать, он плавненько загибается книзу. Когда встанешь на ноги, надо колени повернуть влево, присесть максимально (главное — чтобы штаны выдержали) и, аккуратненько, — руки вытягиваем над головой... вот вам и отверстие! Туда и ползти... Именно, что с вытянутыми вверх руками — не пролезть иначе. Как потом мышцы болят — не описать.
    Смеетесь? Заливаю, говорите? Нормальный человек в такое не полезет?
    Все спелеологи — сумасшедшие!
    А Витька в особенности.


    ...Но какая в этом зале красота!!! Безумная!
    В каком зале? Сразу за шкуродером. Там зал — небольшой, метров восемь. Я такого не видел ни до того, ни после. Не знаю, откуда в старой выработке сталактиты и сталагмиты, и потеки на стенах, и «пещерный жемчуг», и... По стенам цветные блики; чуть-чуть свет наклонишь — разноцветные искорки: голубые, сиреневые, розовые.... Нет! мой язык беден, а фонарик тускл. Это был Храм, найденный истинным безумцем; Храм, не терпящий непосвященных; Храм забытого бога. И Виталий стоял на его пороге, как конквистадор пред Эльдорадо...
    В центре — четыре величественных сталагната: колонны стоящие квадратом. На колоннах (я клянусь!) с каждым шевелением фонаря проступают: цепочки символов, оскаленная звериная морда, искаженное в муке человеческое лицо, завиток раковины... По стенам — журчание воды.
    ...рука на плече приковала меня к полу.


    Это был его Храм. А я — неофит, допущенный в святая святых...
    ...Я понимаю всех вандалов мира — красота не имеет права быть такой совершенной! Виталий никогда бы не сделал такого; наверняка он приходил сюда и часами смотрел, боясь потревожить своим дыханием пылинку в воздухе. А я — святотатец! — и что меня под руку толкнуло? — а в моих пальцах... — камешек? — и пробросил его сквозь каменные ворота.
    Как меня Виталий не убил меня на месте — не знаю.
    Синяки на плече пару недель не сходили.


    Нет, Виталий не орал на меня — в Храме нельзя говорить громко; он меня не ударил, но я видел — удерживается с огромным трудом. Я понял, что здесь я — последний раз. И дружба наша, и походы по пещерам, и посиделки в пивнушке на Покровке — всё. Вот сейчас подберет камешек, брошенный мной, дабы тот не осквернял...
    Он замер.
    — Откуда? — голос Виталия был как ледяная метель. — Откуда ты ЭТО взял?
    И на ладони у него... кусочек камня? Нет, гемма. Потрясающей, невообразимой, божественной красоты.
    Посмотрите сами... Молчите? Ни у меня, ни у него не возникло идеи, что такое я мог просто подобрать с пола. Что кто-то полз через шкуродер, обдирая колени и бока, чтобы потерять это здесь и не вернулся потом... Невозможно. Я с такой красотой не смог расстаться, даже когда мне смерть грозила. Просто не смог и всё. И ни никто бы не смог.
    Мы стояли по обе стороны квадрата из колонн, между нами было Иное; мы стояли и медленно сходили с ума. Ничем другим я поступок Виталия не могу объяснить. Он сунул руку в карман, достал оттуда какой-то кусок металла (пряжка что ли?) и перекинул его мне...
    ...и на сомкнутые ладони спланировала металлическая роза. Заколка для плаща.
    Мы вернулись по домам в полнейшем молчании.
    Ни слова не проронили всю дорогу.


    ...А Витькины скандалы с каждым разом всё сильнее и бессмысленнее. Я как-то стал невольным свидетелем его разговора с женой по телефону — не знал куда спрятаться. Сам разговор: вязкий, полуторачасовой, бессмысленный. Витька, который пытается объяснить ей очевидные, вообщем-то, вещи, а у самого сигарета за сигаретой в пальцах ломается...
    Даже под землей ему уже не удавалось полностью сбросить с себя «всю эту суету». Сбой его теория в этом месте давала, чего-то не учитывала, да.
    «Понимаешь, — говорит. — Моя жена потрясающей красоты человек. Это всё наносное: ее ревность, ее попреки, ее сомнения. Жизнь ее била и била сильно. Так сильно, что... Она теперь старается напасть первой, чтобы ее снова не обидели, не обманули. Она очень ранимая, очень... трепетная, что ли. Я понимаю, как это со стороны смотрится». И сигарета — пополам. «Извини, что пришлось полчаса слушать всё это, но если я ее не успокою, она же такого напридумывает пока до дома доеду... Сама себе хуже сделает. Она уже вены резала...»
    Тут Витька поперхнулся как-то ненатурально, закашлялся... «Ладно, — говорит. — У тебя эти выходные свободны?» Конечно, свободны, если в Пещеру идти...


    Дальнейшее — понятно?
    Виталий Сергеевич был великий теоретик. Он сформулировал главный объяснительный принцип: «Эта Пещера работает против Энтропии», — всегда слово «энтропия» произносил так, как если бы это было имя злобного божества какого-то. «Нет ни малейшего сомнения, что ежели какой материал между сталагнатами пронести — то возникнет вещь, упорядоченная настолько, насколько лишь возможно — красота в ее предельном выражении...»
    А как вы думаете? Конечно, мы экспериментировали! И серебро, и кость, и драгоценные камни, и... Да всё, что душе угодно! А если вместе бросать, то... Понятно? Но абсолютно случайным образом и... какой у меня клинок как-то раз случился!!!


    Нас с Витькой разное погубило. Меня — жадность. Да не моя, а Ленкина. Я вам не буду говорить, сколько за эти вещицы денег давали, но... Да, четырехкомнатная — оттуда, из Пещеры. И много еще чего. А Ленка, как деньги у меня появились, такая ласковая стала, все мои желания угадывала... а какой секс! Минет на колесе обозрения я не забуду и в маразме. Но, раз за разом: а вот еще колье с брюликами, а вот платье ей, а вот еще... Ювелиры меня любили... Словно в тумане жил. Как-то так получилось, что и машина и квартира — всё на Ленку записано — мы же любим друг друга, да? И пожениться собираемся — вот-вот.
    ...Помню я, как ты меня в метро встретил. А! так ты подумал, что я на иглу сел? Я действительно не в себе был, мягко говоря. Жил от Ленки до Пещеры, из Пещеры по ювелирам и скупкам и снова — к Ленке в постель...


    А Ленка совсем с катушек слетела. Не буду говорить, чего именно она захотела — дела прошлые, но денег на это надо было — немеренно. А главное — деньги срочно нужны, завтра фактически. Чего меня на золото пробило — сам не знаю; с золотом мы дела почти не имели. Словно бес какой-то в спину толкал: «Ты только представь — несколько килограммов золота, много килограммов перебросить... Представь, какое совершенное чудо получится!» — А какая-то часть меня говорила при этом (Ленкиным голосом): «Представь, за сколько это продать можно!!!»
    Господи! Как я эти килограммы собирал, в какие долги влез, что обещал — всё как в тумане сейчас. А мне верили на слово, да. Репутация у меня тогда была вполне серьезная в определенных кругах. Но (30) тридцать килограмм золота! Найти за пару дней всего!!! С кем я говорил, какие на меня проценты навесили — Бог ты мой!
    А уж как я эти килограммы через шкуродер тащил — и не вспомнить. Одно помню — вылезаю я в залу: руки в крови, ногти — в мясо сломаны, рядом «сосиска» с золотом и лишь одна мысль в голове: «Как я буду это всё через алтарь кидать? Золото ведь придется из рюкзака вынуть — зачем мне ткань в золотом Совершенстве?»
    Я это сделал. Я сумел перекинуть тридцать килограмм через немаленькое расстояние. А когда после «Кхе!» вся груда взлетела в воздух — я еще успел подумать: «Господи, моя кровь на всём этом золоте». Тусклый металл нехотя проламывал воздух...
    Момента трансформации я, как всегда, заметить не успел.


    Витьку же погубила его страсть к теориям. И несчастливая семейная жизнь. Чем дальше, тем чаще (словно сговорились!) мы ходили в Пещеру в разное время. А когда виделись, о том, что в Храме происходило — почти не разговаривали. Все-таки красота очень хрупкая вещь; чтобы говорить о ней — я таких слов не знаю. И Витька не знал тоже.
    А когда говорили, то Виталий всё твердил про две вещи — про совершенную красоту и что в Храме происходит изгнание Энтропии. А без Энтропии вещь — безупречна! (Он еще оговаривался: вещь или существо без Энтропии...) Я же говорю — сумасшедший.
    И теории у него — неверные. Особенно в той части, где про сохранение массы.
    Если бы я знал, что он задумал...


    То, что из моего золота получилось, я продать никак не мог. Просто никак. Почему? Можно я не буду отвечать на этот вопрос, хорошо? Не мог и всё. Про долги и проценты все помнят? Угу. Сказать, что у меня никаких запасов не было — нет, так сказать никак нельзя. Но этих вещей, особенно если их срочно переводить в деньги, никак не хватало. А люди за моими долгами стояли серьезные, и «счётчик» крутился. Тут-то я и обнаружил: квартира, машина, украшения — Ленкины, и только ее... Можно не продолжать? Плюс ко всему: последний визит в Храм мои отношения с Ленкой закрыл напрочь. Были к тому весомые причины. И, слава Богу, конечно!
    Но...


    Вы говорите: обратно в пещеру, с новыми материалами — за вещами для продажи. Как же мне не хотелось так поступать! Было у меня ощущение: хватит, больше там делать нечего. Но деваться, действительно, было некуда.
    Я и не помню, что я набрал для этого визита — серебро какое-то, камни полудрагоценные...


    И по шкуродеру я полз с одной мыслью — зря. Зря я сюда пришел, не надо больше этого делать, хватит, остановись. Дополз. (Лаз, как вы помните, заканчивался на уровне пола.) ...Эту картину я теперь в страшных снах вижу: колонны разбиты на части и повалены, всё усеяно каменной крошкой... и прямо пред входом — кусок ноги в хорошо знакомом мне ботинке. «Лучшие вездеходы для подземной охоты!» — так Витька всегда хвастал. Из ботинка — торчит кусок желтоватой кости в крови. А из дальнего угла ко мне метнулась Она — прекраснейшая, совершеннейшая машина для убийства. Потрясающе красивая в своей смертоносности самка динозавра (не силен в палеонтологии — увы). Это была самка — уверен (пусть не динозавр, а хоть бы и демон женского пола). И залогом тому — мои откушенные два пальца. Она успела меня достать, когда я падал обратно в крысиную нору, именуемую шкуродером.
    Ничего более ужасного и совершенного, страшного и восхитительного я в своей жизни не видел!


    А всё Витька с его теориями...
    Как он уговорил жену забраться под землю, залезть в этот лаз и перепрыгнуть через пространство между колоннами — могу только догадываться. Спелеологи — люди сумасшедшие, а сумасшествие — заразно иногда.
    Больше их никто не видел.


    Денег у меня в итоге оказалось достаточно, чтобы остаться в живых, но недостаточно чтобы совсем обойтись без неприятностей. Мое недавнее пребывание в больнице... вы всё правильно поняли. Легко отделался, я так считаю.

    * * *

    — ...
    — Ну, ты горазд заливать, спелеолог!
    — Бывший спелеолог, прошу заметить!
    — Мне бы такую фантазию — я бы давно романы писал...
    — Наливайте мужики! За Лешку! Что б у него в жизни всё хорошо было! И что б не пропадал больше!
    — Ага! И главное — чтоб баба ему теперь нормальная досталась, а не как Ленка!!!
    — Накатили!!!


    ...в пылу праздника гости не заметили, что дверь в кухню приотворилась тихонько. Хрупкая девушка посмотрела на мужской сабантуй и улыбнулась. Раз задержалась и к началу не попала — не стоит портить мальчишник, верно? ...Они так славно бушуют в клубах табачного дыма. Улыбнулась, с нежностью глядя на разгоряченного спором супруга, и аккуратно прикрыла дверь.


    Любой, кто видел ее в эту минуту, с мучительной ясностью понял бы, что иначе, как «мое золото» не может ее муж называть.
    И не золотистая кожа тому причиной.