Новости разных литсеминаров

01.06.2011

Пресс-релиз третьего романного семинара под руководством Г.Л. Олди и А. Валентинова «Партенит-2011»

Литературный семинар под руководством известных писателей-фантастов Генри Лайона Олди и Андрея Валентинова состоялся в пгт. Партенит (АРК Крым) с 12 по 19 мая 2011 г. под эгидой общественной организации «Созвездие Аю-Даг».

04.09.2010

Общественная организация «Созвездие Аю-Даг»

ОБЪЯВЛЯЕТ

что с 12 по 19 мая 2011 г. в пгт. Партенит (АР Крым) состоится третий литературный (романный) семинар под руководством писателей-фантастов Г. Л. ОЛДИ и А. ВАЛЕНТИНОВА «Партенит-2011». Полная информация по адресу: Сайт Крымского Фестиваля Фантастики «Созвездие Аю-Даг»

31.07.2010

На сайте litseminar.ru сформирована основа базы литературных семинаров. Вскоре здесь можно будет получить подробную информацию о постоянно действующих семинарах, а также узнать о семинарах прошлых лет.

Архив новостей литсеминаров
Рейтинг@Mail.ru

Новости литсеминара Егоровой и Байтерякова

Ближайший литсеминар

Пока дата следующего заседания неизвестна

Участники и произведения

    Программа обсуждения

    1. Идея (как основная мысль рассказа), тема, жанровый и культурный контекст
    2. Персонажи, их взаимодействие в сюжете
    3. Конфликт, сюжет, фабула
    4. Детали, фантастический элемент, стилистика, ляпы и прочие подробности

    За новостями следите в сообществе litseminar. С материалами можно ознакомиться на странице заседания.


    Предыдущий литсеминар

    Состоялся 18 марта 2012 года в Москве.

    Участники и произведения

    Отчеты и другие материалы выложены на странице заседания.

    Информация по проекту

    14.08.2011

    13 августа прошло 19 заседание нашего литсеминара. На улице стояла жара, но еще более жаркими были обсуждения. Новые участники оказались серьезными и интересными писателями, а ветераны, как обычно, докапывались до системных особенностей творчества и делали далеко идущие выводы.
    С материалами семинара можно ознакомиться на сайте.
    Следующий литсеминар планируется провести на Звездном мосту. Запись мы будем вести в жж litseminar, так что следите за новостями.

    25.05.2011

    Состоялся 17 мая 2011 года в Партените, в рамках романного семинара Г.Л. Олди и А. Валентинова. Это был самый крупный семинар — обсуждалось 14 рассказов, заседание проходило весь день.
    Кроме семинара мы сделали доклад о девяти психотипах сценаристики — «исправленный и дополненный».
    Еще один итог семинара: по рекомендации руководителей семинара Наталья Егорова стала кандидатом в члены Союза Писателей.

    05.03.2011

    18-й литсеминар планируется провести в мае 2011 года в Партените, в рамках романного семинара под руководством писателей-фантастов Г. Л. ОЛДИ и А. ВАЛЕНТИНОВА .
    Ведется набор участников.

    26.02.2011

    17-й литсеминар состоялся 26 февраля 2011 года в Москве.
    Участвовали: Сергей Сизарев, Ольга Дорофеева, Наталья Витько, Светлана Таскаева.
    Ведущие семинар Егорова и Байтеряков прочитали лекцию о 9 типах героев в сценаристике и проиллюстрировали ее разбором рассказов участников, а также рассказали как они использовали типизацию при разработке своего рассказа: «Вкалывают роботы, счастлив человек».
    Материалы 17-го литсеминара выложены здесь.

    20.10.2010

    16-й литсеминар состоялся 20 ноября 2010 года в Москве.
    Список участников: Сергей Сизарев, Сергей Буланов, Дэн Шорин, Анна Донна.
    Ведущие Егорова и Байтеряков рассказывали о расстановке «крючков» в остросюжетном произведении на примере своего рассказа «Паникерша» (этот рассказ разбирался и на 15-м семинаре, но в учебных целях решено повторить обсуждение).
    Материалы 16-го литсеминара выкладываются здесь.

    Архив новостей проекта «Литсеминар»

    Посетитель

    (Рассказ; литсеминар №2)

    «Мы покинем эту страну, мы покинем эту страну...
    При ближайшем попутном ветре — мы покинем эту страну!»

    Посетитель мне понравился. Понравился сразу. Даже и не знаю, чем.
    Ухоженные руки и, похоже, никогда не знавшая солнца кожа. Тяжелая меч-шпага. Черный приталенный дублон, черные бриджи, безукоризненно белоснежная сорочка. Ворот стянут кожаным шнурком, старинная монета в качестве застежки.
    ...мой «черный человек».
    Грешен, люблю настоящих аристократов. Я ошибался, когда думал, что в славном Арканаре их уже не осталось.

    «...отвлекся, извините, благородный дон». Поклониться низко и максимально почтительно.


    «Итак? Да, понимаю. Мы используем Ваши родовые цвета: лазурь и зелень; серебро, но никаких новомодных бронзулеток, конечно! Я бы еще нижайше предложил...»

    Люблю клиентов с чувством стиля. Когда приходит недавний лавочник и, тряся мошной, требует: «...такой же как был у герцога У, только с золотом, резьбой и красного дерева!»; единственное желание: попросить вежливо, но твердо — оставить сии покои... Так, я и поступал, ранее.
    А вот теперь бы мне эдакого клиента, да со всем моим почтением... Эх, да и что говорить!
    Нечего совсем говорить!
    Нечего!

    Сегодня день хороший. И месяц тоже. Настоящие аристократы с деньгами за мою работу не жадничают. Так что на месяц мне точно хватит. А если поэкономнее — так может и на все два... Так что, мастер, кланяйся глубже, да без подобострастия...
    Их светлость этого не любит...

    Их сиятельство, собственно, совсем не рядится: и от лишних почестей отмахнулся и чаем не побрезговал... А для особых случаев у меня — чашки, из-за дальних морей. На них еще рисунок странный: гора и девица с большим круглым веером. На каждой из пяти чашек они разные...
    ...девицы, а не веера!

    Так вот. Мой гость от почестей отмахнулся: «...давайте уж без церемоний!», от чая — напротив. Чашку взял с пониманием, даже на свечу сквозь нее посмотрел. И уже с полстражи обсуждает со мной детали.
    Люблю людей, которые неглупы и любопытны.

    Казалось бы, какое моему посетителю дело до полировки вишневого дерева? И что нельзя брать абы какой воск (ни в коем случае!). «...говорите, воск с вишневого сбора? Так, собственно, и делали раньше. Но!..»
    Главное, что ему действительно интересно! Я же понимаю, когда господин из вежливости, а когда так. Он даже просит меня показать наброски! Ужель на старости лет, тебе, Корвус, такое счастье — понимающий клиент?

    Да, насчет показать — это мы... могли, так будет правильнее сказать. Хорошо, что гость (тактичный!), не просит меня свои работы продемонстрировать. Уж, какое тут ...показать. Я когда уезжал (бежал!) из столицы... чашки там, инструмент кое-какой успел захватить. Все, что можно унести на себе. Прочее — осталось. Прочее — неважно.
    Например, жена.
    Ну, и работы неоконченные...

    Жаль! Приходиться гостю на пальцах объяснять, как делается инкрустация белой костью и серебряной проволокой... (Кающийся пилигрим, который так понравился моему гостю, именно в этой технике сделан был.) Все работы в старом доме остались. И какова их дальнейшая судьба — мне не ведомо.
    ...вот только придется убедить высокородного господина, что простое повторение понравившегося ему рисунка не единственная возможность. И что возможен, вот какой вариант...
    Ну, что, Корвус, поймал своего феникса?

    Настоящий аристократизм, это не двенадцать поколений предков, отнюдь. И не батистовые платки с кружевами. И даже не прямая спина на эшафоте. Мои заказчики...
    ...как они галантно друг друга убивали! Какие потом речи произносили над гробами (моей работы, между прочим!), как обещали мстить... И как вольнодумство разом закончилось...
    Не то чтобы они перестали друг-друга убивать, о нет! Но выйти на дуэль проще, чем сказать что думаешь. Да хотя бы о господине Первом камердинере Его Величества...

    С другой стороны — зря я. В конце-то концов, меня же предупредили вовремя...
    Чашки успел упаковать.
    Грех жаловаться!

    * * *

    Заказ хорош! Действительно хорош! Более чем.
    Так не бывает.
    Я понимаю — заказчик при деньгах. И есть вкус, и заказывает как для себя. А все равно — не бывает так и все. Слишком хорошо, слишком уж гладко... а, Корвус?
    ...думаешь — судьба?

    Судьба приходит в разных обличиях.
    ...девушка в голубом платьице; солнце прорывается сквозь тонкую ткань, кувшин на плече — не покачнется, не вздрогнет... (судьба...) Конь захромал, ах, как не вовремя, как некстати. Застрял в городишке, где и дрессированную собаку за собеседника посчитаешь. Книгу разве что от скуки открыть, и как не продал до сих пор... (судьба?) Игральная кость о сукно... Да мало ли что!
    Вон, у моего шурина (когда у меня еще шурин был), ему вообще заяц дорогу перебежал! Вот он и повернул назад. А вы говорите!
    ...почему бы моей не предстать в облике молодого аристократа? А что кожа у него солнечного света никогда не видела, так что ж с того? А что такие тонкие ценители (эстеты) сейчас действительно редко встречаются, и моде этой, поди полтора века как...
    Успокаиваешь себя, Корвус?

    «Судьба, судьба, Корвус» — поет рубанок. Запах свежей стружки, я люблю еще с ученичества. «Судьба, Корвус, это судьба» — и доски встают в паз — ни щелочки.
    Ты никогда не умел врать достаточно убедительно, мастер. Ни себе, ни другим.
    Да и память у тебя хорошая, ничего не забыл. «Ведь не забыл, Корвус?» Нет.

    «Возможно, ты станешь мастером, да. И это будет самый обычный заказ. Если ты сделаешь работу плохо — черный человек пожмет плечами, заплатит деньги... Более ты его не увидишь никогда. Если ты превзойдешь свое мастерство — возможно, никто не увидит тебя более».

    Судьба принимает разные обличия.
    Чтобы закончить заказ для моего Черного человека мне еще нужно два дня.
    Но судьба не любит ждать.

    Нынче моя судьба — стук в дверь: «Именем короля!»
    Я слишком долго убегал. Я устал бояться.
    Жаль, Корвус? Ведь почти доделал работу.
    Жаль.
    Я сам открою дверь.
    ...не троньте мои гробы!

    * * *

    Где-то капает вода... Действительно, капает.
    Ноги даже не болят, а просто их нет. Только боль. Если не шевелиться — то боль чуть меньше.
    Я единственный раз не понял, чего от меня эти добрые люди хотят. Невосторженный образ мыслей — это я даже отрицать не стал, согласился еще до кнута. А вот почему заговор против Государя... Мне объяснили. Быстро объяснили. При помощи поножей святого Мики. Ну что ж, Корвус, урок ты усвоил — и завтра все кончится.

    «Глупо все получилось...» Ты действительно так считаешь, Корвус? Ты веришь, когда это говоришь, мастер? Не в присутствии дыбы, а наедине с собой ... «Да нет, конечно, нет. Просто я плохо переношу боль. У меня не хватает мужества сказать что-то вроде: «Я бы все равно сделал это, даже если бы знал, что все закончится так!». Попробуй быть честным, попробуй, Корвус... (От холода раны ноют.)
    Я не думал, что господин Первый камердинер, настолько мстителен. Я не думал об этом, когда принимал заказ на последнее обиталище для Старого льва. Я и подумать не мог, что впавший в немилость, удаленный из столицы, доживший свои дни в опале старый придворный вызовет у Р... такую ярость, что даже мастер, сделавший последний приют станет мишенью. Я не думал... «А если совсем честно, Корвус?»
    Мне стало жаль мальчишку, яростно мечтавшего отдать своему отцу последние почести, достойные его славной жизни. «Ты ведь взял с него едва ли половину платы, мастер? А вот это уже политика...» Спасибо, мне это объяснили третьего дня как. Политика и заговор против Государя. Конечно, я понимаю.
    (Когда думаешь о всяких глупостях — легче не думать о боли.)
    «Говорили же умные люди — надо бежать. В Соан, к примеру, как предлагал этот вежливый молодой человек. Или уж забиться в норку как мышь и не высовываться. А ты...» А я? Я никогда не был умелым беглецом. Да и вопросом, откуда мой последний заказчик узнал мой адрес, я задался только здесь, где неумолчно капает вода...
    И вот что странно, мастер, про этого заказчика тебя никто не спросил. Странно? Скорее грустно! А мне он сразу понравился — мой «черный человек». «Да, Корвус, а юмор-то у тебя кладбищенский!» Вы правы, мессир — профессия обязывает. Только жаль, что последняя работа не доделана и доделана никогда не будет...
    — Почему не будет, мастер?
    — Ну, как Вам на этот вопрос ответить? Наверное, потому, что завтра меня пригласят пройтись — тут недалеко.
    Черный дублон, узкие черные бриджи, безукоризненно белоснежная сорочка. Бородка клинышком — «Я же не могу позволить, чтобы мой аванс пропал зря».
    Я и не заметил, как он вышел из темноты.
    ...мой «черный человек».

    * * *

    — ...ваши вырванные ногти не проблема, поверьте, мастер.
    — Вы предлагаете мне жизнь, спасибо, но...Что от меня требуется взамен?
    — Доделать Вашу работу.
    — И? ...продолжайте, я чувствую, что есть еще что-то... Договорите до конца.
    — Вы станете одним из нас и сделаете Вашу работу. Вы станете одним из Детей ночи.
    — Одним из тех, кому надо убивать, чтобы становиться туманом?
    — Одним из нас, мастер.
    — Да и, простите за любопытство. Вы ведь не чувствовали вкуса чая?
    — Я помню, каков он на вкус.
    — Спасибо. (Ноги свело судорогой и удержаться от стона не удалось.) Зачем Вам я? Я не сумел превзойти своего учителя, и поскольку он среди Вас...
    — Он отказался.
    — И?
    — Мы подарили ему уважение и легкую смерть.
    — А мне Вы можете оказать ту же услугу?
    — Увы. Есть определенные правила. Только после завершения работы, простите.
    — И мне ее не завершить, пока я не стану одним из Вас, верно? Мои пальцы...
    — И ноги, мастер. А еще надо покинуть это место. Я не смогу вывести Вас иначе, чем через тени. Решайтесь.
    — Верно, и ноги тоже. ...спасибо.
    Пауза.
    — Это означает — нет?
    — Мне жаль, что я не завершил своей работы. И... я не смогу вернуть аванс.
    — Почему Вы отказываетесь, мастер? Ваша работа необходима нам. Ибо, что есть иначе ваша работа, как не служение вечной Ночи?

    «Что есть твоя работа, мастер?» Отличный вопрос! Жаль, что всерьез задаться им заставил лишь визит черного человека, ну да ладно, Корвус. Попробуй ответить на него сейчас, пока до рассвета еще есть время. Что же ты делал всю жизнь и почему не готов делать это и за смертным пределом? «Ты разочаровался в своем призвании, Корвус?» Еще спросите, в чем оно...
    Я знаком отнюдь не со смертью накоротке, как считает мой посетитель, нет. Я ближе к портному, чем к палачу. Или к повитухе. Кто-то должен принять тело, когда оно входит в жизнь, и кто-то должен его достойно проводить. Всю свою жизнь я делал последнюю одежду для уходящих. «И кому это нужно, если три дня — и этот костюм исчезнет навсегда вместе с его (хм...) владельцем? Черви ценят красоту!» Я слышу Вас, благородный дон. Люди таковы, каковы они есть. Им важны символы. Лишите живущих возможности видеть свадебное платье невесты, мундиры идущих на смерть (опять смерть!) солдат, одеяние судей; и рано или поздно суд станет насмешкой над истиной, война за свою родину — лишь кровавой резней, а свадьба — поводом напиться. Символы — это якоря, за которые мы держимся. (Я не мастак говорить.) А похороны... Да, сударь, я всю жизнь пытался, берясь за работу, понять, кем был покойный, каким он был. Плачь вдовы, скорбь сына, горе друзей, а иногда (чего уж скрывать) и облегчение измученных близких — все это помогает увидеть, что именно покойный оставил на земле. И его последнее обитель — это колыбель для иной жизни и куколка для будущей бабочки... И, знаете, благородный дон, почему я не успел завершить работу для Вас? И не смогу закончить ее теперь, после того, как я увидел... Я не увидел ничего.

    Ничего было одето в костюм от отличного портного.
    Ничего — вооружено мечом от модного оружейника.
    Ничего встало по правую руку от трона...

    ...я не заметил, как он шагнул в тени. Или не было ничего? А только мой страх и боль и жар и...
    Заяц, перебежавший дорогу — это еще не судьба. Как и черный человек.

    Судьба — это выбор, который я делаю.
    Завтра, до того, как часы пробьют полдень, я покину эту страну.
    Я знаю — ветер будет попутным.