Новости разных литсеминаров

01.06.2011

Пресс-релиз третьего романного семинара под руководством Г.Л. Олди и А. Валентинова «Партенит-2011»

Литературный семинар под руководством известных писателей-фантастов Генри Лайона Олди и Андрея Валентинова состоялся в пгт. Партенит (АРК Крым) с 12 по 19 мая 2011 г. под эгидой общественной организации «Созвездие Аю-Даг».

04.09.2010

Общественная организация «Созвездие Аю-Даг»

ОБЪЯВЛЯЕТ

что с 12 по 19 мая 2011 г. в пгт. Партенит (АР Крым) состоится третий литературный (романный) семинар под руководством писателей-фантастов Г. Л. ОЛДИ и А. ВАЛЕНТИНОВА «Партенит-2011». Полная информация по адресу: Сайт Крымского Фестиваля Фантастики «Созвездие Аю-Даг»

31.07.2010

На сайте litseminar.ru сформирована основа базы литературных семинаров. Вскоре здесь можно будет получить подробную информацию о постоянно действующих семинарах, а также узнать о семинарах прошлых лет.

Архив новостей литсеминаров
Рейтинг@Mail.ru

Новости литсеминара Егоровой и Байтерякова

Ближайший литсеминар

Пока дата следующего заседания неизвестна

Участники и произведения

    Программа обсуждения

    1. Идея (как основная мысль рассказа), тема, жанровый и культурный контекст
    2. Персонажи, их взаимодействие в сюжете
    3. Конфликт, сюжет, фабула
    4. Детали, фантастический элемент, стилистика, ляпы и прочие подробности

    За новостями следите в сообществе litseminar. С материалами можно ознакомиться на странице заседания.


    Предыдущий литсеминар

    Состоялся 18 марта 2012 года в Москве.

    Участники и произведения

    Отчеты и другие материалы выложены на странице заседания.

    Информация по проекту

    14.08.2011

    13 августа прошло 19 заседание нашего литсеминара. На улице стояла жара, но еще более жаркими были обсуждения. Новые участники оказались серьезными и интересными писателями, а ветераны, как обычно, докапывались до системных особенностей творчества и делали далеко идущие выводы.
    С материалами семинара можно ознакомиться на сайте.
    Следующий литсеминар планируется провести на Звездном мосту. Запись мы будем вести в жж litseminar, так что следите за новостями.

    25.05.2011

    Состоялся 17 мая 2011 года в Партените, в рамках романного семинара Г.Л. Олди и А. Валентинова. Это был самый крупный семинар — обсуждалось 14 рассказов, заседание проходило весь день.
    Кроме семинара мы сделали доклад о девяти психотипах сценаристики — «исправленный и дополненный».
    Еще один итог семинара: по рекомендации руководителей семинара Наталья Егорова стала кандидатом в члены Союза Писателей.

    05.03.2011

    18-й литсеминар планируется провести в мае 2011 года в Партените, в рамках романного семинара под руководством писателей-фантастов Г. Л. ОЛДИ и А. ВАЛЕНТИНОВА .
    Ведется набор участников.

    26.02.2011

    17-й литсеминар состоялся 26 февраля 2011 года в Москве.
    Участвовали: Сергей Сизарев, Ольга Дорофеева, Наталья Витько, Светлана Таскаева.
    Ведущие семинар Егорова и Байтеряков прочитали лекцию о 9 типах героев в сценаристике и проиллюстрировали ее разбором рассказов участников, а также рассказали как они использовали типизацию при разработке своего рассказа: «Вкалывают роботы, счастлив человек».
    Материалы 17-го литсеминара выложены здесь.

    20.10.2010

    16-й литсеминар состоялся 20 ноября 2010 года в Москве.
    Список участников: Сергей Сизарев, Сергей Буланов, Дэн Шорин, Анна Донна.
    Ведущие Егорова и Байтеряков рассказывали о расстановке «крючков» в остросюжетном произведении на примере своего рассказа «Паникерша» (этот рассказ разбирался и на 15-м семинаре, но в учебных целях решено повторить обсуждение).
    Материалы 16-го литсеминара выкладываются здесь.

    Архив новостей проекта «Литсеминар»

    Хомо пробкиенс

    (Рассказ; литсеминар №11)

    Нарисуйте лошадь

    Дождь рисует на замызганном стекле вытянутые иероглифы. Красный свет светофора дробится в них на мутные проблески, потом сменяется зелёным, но никакой зелёный свет не способен сдвинуть нас с места.

    Пробка. Металлическая змея, окутанная выхлопом, протянулась из дождевой пыли в бесконечность.

    Я смотрю в окно на магазинчик, мимо которого троллейбус проезжает каждое утро. Точнее, замирает на десять минут в ежеутренней пробке перед большим перекрёстком, демонстрируя мне суррогат телевизионного шоу.

    Три крохотных отдела, три прозрачных окна-витрины. И трёх женщин, терпеливо ждущих за прилавками.

    Первая — симпатичная глупышка: её накрашенный ротик всегда приоткрыт в виде очаровательной буквы «О», а в голубых глазах столько же мысли, как в кнопках мобильного телефона.

    Телефоны она как раз и продаёт.

    Когда ей задают вопрос, гладкий лобик на мгновение пересекает морщинка, она взмахивает ресницами с выражением такого искреннего недоумения, что вопрошающему, должно быть, становится стыдно. Впрочем, деньги она хватает неожиданно цепкой лапкой, а сдачу отсчитывает с ловкостью профессионального фокусника.

    Я зову её Мобилочкой.

    Вторая — Мамаша — улыбчивая толстушка в уютном возрасте от тридцати пяти до пятидесяти с интеллигентным лицом отставного мэнээса. Она без конца что-то вяжет на спицах, умудряясь при этом читать детективчики в тонких обложках. На вывеске у неё над головой с маниакальной старательностью выведено розовым маркёром: «CD, DVD, MP3».

    Чертёжный шрифт. Технарское прошлое. Куча детей, муж — любитель рыбалки и пироги по субботам.

    Третья... О, эта третья, запертая в стеклянной шкатулке художественного магазинчика, затянутая в элегантный костюм, поднятая на тонкие каблуки и зафиксированная среди репродукций и россыпей янтаря, как ещё один изящный образец. Гладкие волосы неправдоподобно золотого оттенка, тонкие кисти рук, немыслимо прекрасное лицо.

    И неспокойные, тревожные глаза, из которых будто выглядывает она-настоящая, спрятанная внутри красивой оболочки.

    Моя Незнакомка.

    Она выставляет на витрину модное: небрежный современный кубизм, нелепый поп-арт, неоновый экспрессионизм, неумелый супрематизм, лубочный наивизм и поддельного Хокусая. Но я видел, как она доставала с дальней полки сентиментальный пейзаж с пронизанной солнечными лучами заводью, и глаза её — живые внутри элегантной скорлупы — светились нежностью.

    Я знаю их лучше, чем соседей по лестничной клетке. Их жизнь проходит на моих глазах, за прозрачными витринами магазина-аквариума: десять минут пантомимы бытия ежедневно. Я знаю, какой шоколад любит Мобилочка и видел, как она поправляет чулки, забыв о громадном окне за спиной. Я помню, в какой день Мамаша довязала полосатый шарф и принялась за розовую детскую шапочку, и какой детектив она дочитала на прошлой неделе. Я знаю, какая картина припрятана у Незнакомки за экспрессионистским букетом — туманный пейзаж с двумя лошадьми.

    Иногда мне кажется, что стоит троллейбусу миновать магазинчик, и три женщины замирают в неподвижности до следующего утра, чтобы ожить на десять минут при моём приближении.

    Но сегодня всё изменилось.

    Белые жалюзи затянули витрины, бьётся на ветру листок объявления. Магазинчик закрыт — неужели насовсем?

    На мокром тротуаре приплясывает Мобилочка: капли на стекле дробят её лицо в кубистский портрет, в круглых глазах-кнопках обида. Не предупредили заранее? Забыла? Белокурые волосы прилипли к кукольному личику, ветер треплет полы плаща — кукла Барби, забытая в песочнице. Она голосует, садится в автомобиль, но что толку! Все мы звенья неподвижной цепи.

    Холодно. Впервые за много дней я замечаю, что пальцы окоченели, ботинки промокли насквозь, а от соседа явственно несёт перегаром. По внутреннему радио фальшиво-радостный голос рекламирует аптеку. Кондукторша, завидев мой растерянный взгляд, коршуном бросается проверять билет, я лихорадочно лезу в карман и не могу нащупать дурацкий клочок бумаги, похмельный сосед сидит каменной скалой, молния не расстёгивается, портфель падает на пол в сбитую ногами слякоть, ближайшие пассажиры предвкушают бодрящий скандал...

    Почему именно сегодня? Потому что всё идёт наперекосяк?

    В груди расползается пустота.

    Кажется, стоит разорвать белую пелену жалюзи, и обнаружится она — как всегда холодная и прекрасная, скрытая от меня неведомой силой. Я вижу её в обрамлении наивизма и янтарных бус, с туманным анималистским наброском в руках и задумчивым взглядом.

    Неужели я её потерял...

    Четыре дня. Магазинчик закрыт. Я хожу, как потерянный. Лошади с туманного пейзажа не дают мне покоя.

    Кажется, кто-то из гуру абстракционизма сказал амбициозному юному таланту: «Вначале нарисуйте лошадь». Нарисуйте лошадь, а потом уже бросайте вызов миру.

    А следовало бы добавить: «Но не забудьте, что главное — бросить вызов».

    Три женщины, каждая из которых день ото дня старательно рисовала свою безнадёжно серую лошадь будней. Три женщины: та, что не умеет, та, что не хочет, и та, что боится — бросить вызов.

    А я?

    Я-то чем лучше? Троллейбусный вуайерист, лишившийся дозы чужой жизни — десять минут один раз в день после завтрака. Я так и не услышал её голоса.

    Я даже не узнал, как её зовут.

    Но всё изменится.

    Вчера магазинчик открылся вновь. Пёстрые рыбки аквариума заняли свои места: Мобилочка выглядела сонной, Мамаша довязывала зелёный рукав, а Незнакомка... Мгновение острого счастья сдавило грудь, я задыхался от восторга при взгляде на неё.

    Я понял, что нужно делать. Всё изменится.

    Остановка через пятьсот метров и целых десять минут. Я проникновенно смотрю в глаза водителю:

    — Откройте, пожалуйста.

    Он бросает взгляд на алую розу у меня в руках, понимающе хмыкает. Шипение двери как увертюра, у меня за спиной что-то гневно кричит кондукторша, я выпадаю в дождь и бегу к ласковому свету витрины.

    Всё изменится.

    Я кладу розу на прилавок. Капли падают на сверкающее стекло, янтарь темнеет, отражая бархатные лепестки.

    — Это вам.

    Незнакомка смотрит мне в лицо. Глаза её теплеют, тают, будто в их глубине раскрываются синие бутоны. Я чувствую, как заинтересованно смотрят из соседних аквариумов Мобилочка и Мамаша.

    Я спрошу её: «Как вас зовут?»

    И ещё: «Что вы делаете сегодня вечером?»

    В маленьком ресторанчике будут играть джаз или рок-н-ролл, свечи отразятся в хрустале пятнами жидкого янтаря. Мы будем танцевать под тягучую румбу, она в моих руках — такая горячая, податливая, упоительная; лёгкая прядь волос коснётся моей щеки. Безумный поцелуй на мосту. А потом мы приедем ко мне домой. Или к ней. Окажется, что без каблуков она на полголовы ниже меня. Её кожа будет ослепительно белой на синих простынях. А утром обнаружится, что она замечательно готовит. Я сделаю ей предложение, она его примет. Белая пена свадебного платья, сухонькая тёща, шампанское пузырится в бокале. Новогодняя вечеринка в нашей конторе: все взгляды прикованы к ней, мужчины завидуют, женщины одёргивают мужей. Детское личико в пелёнках, пусть это будет мальчик. Вот он уже идёт в школу с огромным букетом, и на фотографиях у нас с ней радостные и чуть-чуть глуповатые, как у всех счастливых родителей лица. Повышение, и ещё одно, и командировки куда-нибудь в Париж, с ней — всё такой же элегантной и ослепительной. И необыкновенные годы, много-много лет...

    И утренние пробки — без неё.

    Внезапно я понимаю, что плата слишком высока. Невозможно променять её дальнюю — прекрасную, совершенную, недосягаемую — на настоящую, какой бы она ни была.

    Я разворачиваюсь и молча ухожу. Я ещё успеваю увидеть, так тускнеют, гаснут синие глаза Незнакомки.

    Но я уже затаённо предвкушаю завтрашнее утро.

    Завтрашнюю пробку.

    Десять тысяч знаков после запятой

    «Сегодня, кажется, надолго застряли. Авария там, что ли... четыре сюда и два запоминаем... ага, семёрочка получается.»

    Чечевицын вписал аккуратную цифру, удовлетворённо вздохнул и откинулся на жёсткую спинку троллейбусного сиденья. До десяти тысяч знаков оставалось совсем немного.

    Число Пи поразило Чечевицына ещё в те годы, когда он носил пионерский галстук и зубрил Некрасова. Поразительное мистическое число-которое-нельзя-посчитать было так непохоже на всю чечевицынскую раз и навсегда определённую жизнь, что дух захватывало. Оно казалось дверью в иную реальность, где люди, например, умели бы летать.

    Чечевицын и сам не знал, зачем ему понадобилось бы летать. Если поразмыслить, то у него и по бегу всегда были тройки, а уж полёт он бы точно завалил. Но пусть тогда не летать, а что-нибудь эдакое... что-нибудь совершенно невероятное.

    Он рисовал значок Пи на стенах в подъезде, как другие писали названия рок-групп. Он придумывал истории, в которых был Рыцарем числа Пи. Середина этих историй всегда была довольно туманной, но Рыцарь, ясное дело, всегда побеждал «ненаших».

    А потом он наткнулся в школьной библиотеке на журнал, раскрытый на статье с кучей формул. Уверялось, что некий Лейбниц (Лейбниц! Сама фамилия звучала фантастически) составил формулу для вычисления числа Пи вручную — всего лишь сумму из коротеньких чисел, понятную даже Чечевицыну:

    Пи=4-4/3+4/5-4/7+4/9...

    Он бросился переписывать. Старательно вывел многообещающие точки в конце... и благополучно потерял бумажку на следующий же день. Однако, волшебная формула не забылась, а только канула на дно чечевицынской памяти, чтобы всплыть через тридцать лет и поломать всю его жизнь.

    К этому времени пионер Чечевицын вырос, обзавёлся женой, двумя детьми, вислыми щеками и материально ответственной должностью. В один прекрасный момент между сытным ужином и новостной программой он вспомнил волшебную формулу и зачем-то решил проверить...

    Первые результаты его разочаровали. Неуловимое Пи получалось равным 2.66, потом 3.46, потом снова 2.89, а потом 3.34. То ли Лейбниц обманывал, то ли Чечевицын что-то перепутал.

    Но он не сдавался. За неделю он дошёл до слагаемого −4/159. Число Пи всё равно выходило непривычным: 3,1290931 и так далее. Чечевицын перепроверил ещё раз... и продолжал считать дальше.

    С тех пор вся его жизнь вывернулась наизнанку. Чечевицын купил толстую тетрадь в крапчатой обложке и старательно, механическим карандашом вписывал новые цифры. Стирал и переписывал снова.

    Он поставил себе цель — вычислить десять тысяч знаков после запятой.

    Чечевицын невидяще проводил глазами человека в светлом плаще, который перебегал дорогу, разбрызгивая лужи. В руках человек держал розу, а лицо у него было таким целеустремлённым, точно он собирался прямо с утра делать предложение даме сердца. Троллейбус снова дёрнулся и замер. В салоне ощутимо воняло палёной резиной.

    «Та-ак, теперь минус четыре на... надо бы не забыть Мишке за сапогами зайти в выходные. Холодно уже, зима на носу, а на работе никак не затопят. Николаичу что, у него в кабинете обогреватель... и единичку запоминаем.»

    Жене Чечевицын рассказывать про число Пи стеснялся. Жена у него была натурой утончённой, и чечевицынского восхищения цифрами не поняла бы. Наверняка отправила бы за картошкой или ковры выбивать, раз у него время на подобные глупости остаётся.

    Так что на вопросы Чечевицын отвечал, что, мол, отчёт для работы делает.

    На работе вычислять тоже не выходило. Начальник раз застукал Чечевицына с крапчатой тетрадью и заподозрил халтурку. Кричать Николаич умел и любил, на совесть давил мастерски; Чечевицын лишился премии, но число Пи не предал.

    Летом, пока Мишка был маленький, Чечевицын брал заветную тетрадь на прогулку. Запускал карапуза в песочницу, пристраивался на лавочке и принимался за подсчёты. Окрестные мамашки тайком крутили пальцами у виска, хихикали в ладошки, но в целом Чечевицына одобряли — не пьёт, не курит, а что цифирьки в тетради выводит, так может, изобретает что полезное.

    Но Мишка вырос, жена начала подозревать неладное: отчёты-отчётами, а почему в должности не повышают! Осталась Чечевицыну для души одна дорога до работы и обратно. Благо, пробки становились всё напряжённее, и былые двадцать минут в пути превращались в сорок, а то и подбирались к часу.

    С год назад один из сослуживцев купил машину. Обновкой он гордился безмерно — даже за сигаретами на машине ездил, а поскольку жил через два дома от Чечевицына, то прихватывал его по дороге на работу.

    Ровно три раза.

    Сослуживец оказался чудовищным энтузиастом и нестерпимым болтуном, к тому же безостановочно курил. Но это было бы ещё полбеды. Настоящая беда заключалась в том, что Чечевицыну негде стало считать число Пи.

    Он часами не мог уснуть: карандашные цифры роились в голове рассерженными мухами. Пальцы зудели и просились схватиться за карандаш. Он не чувствовал вкуса того, что ел, он стал рассеянным и раздражительным.

    На четвёртый день Чечевицын вышел из дому часом раньше.

    Теперь у него была заветная дорога до работы и почти час в пустой конторе. Любопытствующим он объяснял, что изучает английский язык. И даже показывал выкопанный в глубине конторского шкафа растрёпанный учебник Бонка.

    Чечевицын был почти счастлив.

    «Жена шубу требует. Хотя бы искусственную. А Николаич опять премию не дал. Гад. А ей, понятно, шуба нужна, она ж с людьми работает, не то, что я — с бумажками...»

    — Уважаемые пассажиры, — взвился неживой голос из динамиков, — В случае обнаружения бесхозных или подозрительных предметов...

    «Это я, — с внезапным ожесточением подумал Чечевицын. — Бесхозный и подозрительный предмет. Премию мне не дали, шубу жене купить не на что, и даже про хобби никому не расскажешь!»

    Заветные десять тысяч правильных знаков после запятой становились всё ближе. Чечевицын уже купил вторую тетрадь — потоньше — куда начисто перепишет результат, и спрятал её на полке под майками.

    Месяц назад в особенно благостном расположении духа он показал расчёты дочери. А потом терзался, в ужасе представляя, как она раззвонит про папино чудачество в школе, как его станут обсуждать дочкины одноклассники, а может быть, даже примутся отчитывать на родительском собрании, как жена подожмёт губы и несколько дней не будет с ним разговаривать.

    Обошлось. Слава богу, дочка была в том возрасте, когда любые занятия взрослых кажутся ерундой. Ну разве что если бы он рок-музыкантом был...

    А недавно добавился новый повод для волнения: в контору завезли компьютеры. Один поставили на соседний стол, и теперь безалаберная хохотушка Галочка целыми днями молотила по клавишам и елозила по коврику мышью в непосредственной близости от Чечевицына.

    Про компьютеры Чечевицын знал, как их включать и что у них есть такая штука — интернет. Галочка то и дело искала в этом интернете кулинарные рецепты, схемы вышивки крестиком и умильные фотографии котят с бантами. Наверняка, если порыться как следует, там можно было найти и таинственное число Пи. И может быть, даже со всеми десятью тысячами знаков.

    Чечевицын крепился изо всех сил. Искушение проверить результат было велико, но сама возможность такой проверки словно умаляла дело всей его жизни. Недосягаемое число враз стало доступно всякому, кто усядется за клавиатуру. Несколько дней Чечевицын ходил уязвлённый предательством.

    Потом успокоился. За последние годы он так сжился, сросся с числом Пи, словно он сам его придумал. Или даже родил. И теперь мог великодушно позволять пользоваться им всем, кому не лень.

    Карандашные расчёты всё равно будут принадлежать только ему. Заветные десять тысяч аккуратных цифр.

    — Осторожно, двери закрываются, — сообщил динамик. — Следующая остановка — «Детский мир».

    Чечевицын с сожалением закрыл тетрадь и, держа её в руке, принялся деликатно проталкиваться к выходу. Что произошло дальше, он не понял. Почему-то пол троллейбуса с визгом и скрежетом встал на дыбы, и совсем рядом с чечевицынским лицом оказались чужие коричневые ботинки. И было очень легко и спокойно, только пелена наползала на глаза, заслоняя окружающее, и неслышно ползли в этой пелене яркие чёрные цифры.

    Чечевицын с радостным изумлением понял, что это оставшиеся до десяти тысяч цифры числа Пи, и улыбнулся им, как старым знакомым. Каждая из них, проплывая мимо, отпечатывалась в памяти, и он знал, что сможет просто записать их в крапчатую тетрадь, как только доберётся до карандаша.

    А потом в одно мгновение его охватила паника. Коварное число Пи подсчитано, зафиксировано — цель достигнута. И что же теперь остаётся ему — Чечевицыну? Он осознал, что эти мгновения, заполненные цифрами — в переполненном троллейбусе, с карандашом в руке, за покоробившимися от ластика страницами — были самыми яркими, самыми счастливыми в его жизни. Но число Пи нельзя вычислить дважды...

    Чечевицын заплакал от огромности потери.

    Вереница цифр уплывала в бесконечность, следом затягивало в темноту и самого Чечевицына, вцепившегося в обложку крапчатой тетради. И кто-то страшно и безнадёжно кричал ему в самое ухо:

    — Держись, мужик! Слышишь? Ты только держись!

    Молоденький сержант в вымокшей форме заглянул в нутро скорой помощи.

    — Что с ним?

    Санитар пожал плечами:

    — Черепно-мозговая. Неудачно грохнулся мужик.

    Тело на носилках слабо заворочалось и забормотало.

    — Всё про какие-то десять тысяч вспоминает.

    — Деньги, что ли, потерять боится?

    — Леший его знает, — устало бросил санитар.

    Скорая, разбрызгивая лужи, рванула к расходящимся на горизонте тучам, оставляя позади нелепую аварию, троллейбус с разбитой фарой и клочья рассасывающейся пробки.

    Хомо пробкиенс

    Человек вваливается в троллейбус в последнюю секунду, продираясь в закрывающиеся двери. В человеке всего много: роста, разворота плеч, надутости мокрой куртки, голоса — он непрерывно кричит в телефон. Жестикулирует он так энергично, что две старухи вспугнутыми курицами упархивают на заднюю площадку.

    — Андрей? Это Вараев. Нет, я на троллейбусе — сломался. Коробка передач, я ж два дня назад уже собирался... Извини, мамаша, — это женщине с немеряной сумкой. — Нет, я к обочине оттолкался и Лексеичу позвонил, они с эвакуатором заберут. Ну, не знаю, может, через полчаса. Ты Денисова видел? Он уехал? А Штырь? Ладно, я проверю.

    Пальцы у человека тоже большие, так что удивительно, как ему удаётся нажимать на клавиши.

    — Денисов? Это Вараев. Вы в Орехово? А почему в Черемушки, вы должны в Орехово сегодня, где арочный проём делать. А в Черемушки Штырёвская группа... Нет. Нет... Иди лесом, удобно ему! Чтоб через сорок минут всё уже кипело!

    Кондукторша с непреклонным лицом бронзовой статуи уже минуту стоит над ним.

    — Мужчина, у вас за проезд что? Мужчина же!

    — А?

    — За проезд! У вас!

    Вараев недоумённо оглядывается, словно только сейчас замечает, что он в троллейбусе.

    — А сколько надо?

    — Пятнадцать!

    — Да, сейчас, — он начинает копаться в карманах, зажимая телефон между ухом и плечом. — Реечный у них потолок, реечный, а не подвесной. Полосатая такая рейка, жёлто-белая. Посмотри в договоре.

    — Мужчина, ну долго мне вас ждать! — взвивается кондукторша.

    Вараев, наконец, выдёргивает из глубины кармана мятую сотню и тут же забывает о кондукторше. Та с ворчанием копается в кошёлке в поисках сдачи, и в этот момент троллейбус резко тормозит. Кондукторша повисает на Вараеве, как лайка, вцепившаяся в медведя.

    — Уй, блин. Я не тебе, тут это... — Вараев вглядывается в залитое дождевой водой стекло, — пробка.

    — Мужчина, сдачу возьмите.

    — Чёрт, похоже, застряли. Позвони сам Штырю, пусть они начинают с прихожей, пока плитку не привезли. Нет, я договорился, завтра будет.

    — Мужчина!

    — Ну что опять?

    — Сдача!

    — А...

    «Брям-брям-хррр», — говорит вараевский телефон.

    — Вараев слушает!

    Голос его моментально делается чуть менее агрессивным, в обычной напористости проскальзывают даже лебезящие нотки:

    — Да что вы говорите? Телепаются, да? Рабочие? Вот прямо так и телепаются? Нет, ну вы же понимаете, у нас во главу угла поставлено качество... тщательность исполнения... В сроки, указанные в договоре, мы уложимся обязательно, да, непременно. Да. Конечно, звоните.

    «Брям-брям-хррр»!

    — Да. Да, отлично, а облицовочный кирпич? Нет, жёлтый — это для Фирсановки, а на Сходню — бежевый. Ну этим, чокнутым, где уже четвёртый слой на фасад. А я тебе говорю, четвёртый: сначала была штукатурка, потом краска... потом опять краска, зелёная, силиконовая, а теперь просят кирпич. А нам не пофиг? Клиент деньги платит, пусть хоть в восемь слоёв покрывает. Да, я монтажную смесь уже заказал, отметь там.

    «Брям-брям-хррр»!

    — Алло, Вараев. Да, конечно, помню, сто двадцать метров, полная перепланировка. Да, конечно... Да, он уже выехал, но вы же знаете, какие сейчас пробки. Я думаю, в течение получаса... Конечно, звоните. Да...

    Минута молчания. Пассажиры, оказывается, успели привыкнуть к громовым раскатам вараевского голоса, и теперь беспокойно оглядываются.

    — Андрей, где опять чёртов дизайнер? Да? А пойти лесом он не хочет, алкаш, блин, креативный? Нет, оне не отвечают, оне, блин, небось опять похмеляться изволят. Так, быстро ищи мне этого лупоглазого, как его, который стеклянный офис проектировал — да, точно, его. Пусть едет на Пражскую, где полная перепланировка. И телефон его мне. А если позвонит креативщик хренов, скажи, что он уволен! Лесом, Андрей, лесом!

    До остановки метров двести, но троллейбус мёртво стоит в пробке. В переднюю дверь жалко скребётся сутулый тип в светлом плаще — вдруг пустят. Вараев суется к водителю:

    — Слышь, братан, пусти мужика, чего ты.

    — Не пущу, — цедит тот сквозь зубы, — Я его у светофора выпускал уже. Тоже такси нашли.

    — Да ладно, жалко тебе?

    — Мне жалко! — взвивается водитель. — Жалко! Он цветы относить выходил где — на светофоре! С букетом тудым, без букета сюдым, остановки для кого?

    — Ну дык, может, поругались они. Ну, братан, всё равно ж стоим.

    Водитель делает морду кирпичом. Вараев досадливо машет телефоном и мощным плечом отжимает дверь. Светлый плащ робко ввинчивается в салон. Кондукторша с задней площадки верещит на такой пронзительной ноте, что позавидовала бы бормашина:

    — Вы чего себе позволяете! Высажу! Дим, высади его!

    — Заткнись, корова, — неожиданно рявкает водитель и троллейбус резким рывком преодолевает десяток освободившихся метров.

    «Брям-брям-хррр»!

    — Алло, Вараев... А, Люся. Нет, не едем, машина сломалась. Да, прямо сейчас. Ну как-как, например, на поезде. Да ладно, ничего с твоей мамой не случится, ну пропустит одни выходные. Люсь... Блин, ну пусть возьмёт такси! Всё, я на работе!

    — Андрей, телефон этого, со стеклянным дизайном, забыл? А, отлично, дай ему трубочку. Алло, Саша? Значит, сейчас едешь на Пражскую, Андрей тебе распишет. Значит слушай, я тебе как манагер манагеру... хорошо, как манагер дизайнеру. Я в курсе, что у тебя процент за стеклянную мебель. Так вот, если на Пражской будет хоть одна стеклянная тумбочка, я больше с тобой дела не имею, понял? Процент свой будешь иметь в другом месте. Нет, клиент не захочет. Этот клиент не захочет, я тебе говорю. Ну, ты понял. Всё, давай.

    Троллейбус снова дёргается. Вараев неуклюже хватается за поручень, выбивая из рук унылого типа толстую тетрадь с какими-то расчётами.

    — Ох, извини, мужик, оступился. Алло, Семёна мне дай. Это Вараев. Трубы все привезли? Я пластик и заказывал. Хорошо, начинайте тогда. Соседи снизу должны быть на месте, я узнавал. Как жёлтый унитаз? А раковина? А ванна тоже голубая? Нет, это поставщикам по морде надо, делайте пока ванную, я перезвоню.

    — Осторожно, двери закрываются, — внезапно сообщает динамик. Троллейбус потихонечку разгоняется, из левого ряда перед ним втискивается окутанный клубами чёрного дыма грузовик.

    — Алло. Люсь, ну я же сказал. Нет, я не знаю. Там, может, коробку менять. Передач. Значит, на такси она не хочет, на поезде не хочет, так пусть сидит дома! Уважаю я твою маму, Люся, уважаю... Твою мать! Я тебе её что, рожу, что ли? Когда починят, тогда отвезу — всё! Люся, я на работе!

    Унылый с тетрадью пробирается к выходу, когда троллейбус содрогается от удара. Металлический скрежет, звон разбивающегося стекла, чей-то истошный визг и «брям-брям» вараевского телефона смешиваются в безумной какафонии.

    Возле выхода неожиданно образуется свободное пространство. Блестящая окантовка ступеней измазана красным.

    — Чёрт, мужик, ты чего?

    Унылый неловко скорчился на ступенях, лицо измазано кровью и грязью.

    — Дима! — истерически вопит кондукторша, её голос ввинчивается в наступившую вдруг тишину. Растерянный водитель открывает двери, и унылый с разбитой головой сползает на мокрый асфальт. Вараев вываливается следом.

    — Андрей, погоди. Да погоди ты, чёрт, тут мужик помирает... Всё, потом! Мужик, ты это... чёрт, куда ж тебя... ты держись, слышишь!

    Водитель маячит в дверях кабины, обеими ладонями нервно приглаживая волосы. Кто-то выбирается наружу, осторожно обходя скрюченное тело. Вараев растерянно смотрит снизу вверх, натыкается на блестящие от любопытства глаза, вздрагивает, опускается возле унылого, приподнимает ему голову, не замечая, что на руках остаются черные и алые пятна.

    Телефон целую вечность приглушённо верещит из кармана, потом умолкает. Вараев спохватывается:

    — Алло, скорая!

    Моросящий дождь размывает кровь. Людской ручеёк течёт через от замершего троллейбуса к остановке. Кое-кто косится на тело, выражения лиц — от «не повезло» до «слава богу, не я». Но большинство отворачивается. Давешний тип в светлом плаще некоторое время топчется на разделительной полосе.

    Пробка рассасывается.

    Вараевский телефон бесконечно звонит.

    Когда подъезжает скорая, Вараев поднимает со ступенек крапчатую тетрадь и засовывает плюгавому в широкий карман куртки.

    — Вы родственник? — устало спрашивает санитар.

    — Нет.

    — А...

    Дождь заканчивается. Далеко впереди, где обочины должны сойтись в точку, виден неожиданно яркий просвет между тучами. Скорая, разбрызгивая лужи, мчится по освободившейся полосе.

    Вараев ещё некоторое время стоит возле троллейбуса. У него лицо человека, который забыл что-то важное. Телефон продолжает дребезжать. Наконец, Вараев достаёт его из кармана, некоторое время смотрит на экран, потом на свои вымазанные в крови ладони. И решительно выключает аппарат.

    Он разворачивается и по лужам быстро идёт к метро.