Новости разных литсеминаров

01.06.2011

Пресс-релиз третьего романного семинара под руководством Г.Л. Олди и А. Валентинова «Партенит-2011»

Литературный семинар под руководством известных писателей-фантастов Генри Лайона Олди и Андрея Валентинова состоялся в пгт. Партенит (АРК Крым) с 12 по 19 мая 2011 г. под эгидой общественной организации «Созвездие Аю-Даг».

04.09.2010

Общественная организация «Созвездие Аю-Даг»

ОБЪЯВЛЯЕТ

что с 12 по 19 мая 2011 г. в пгт. Партенит (АР Крым) состоится третий литературный (романный) семинар под руководством писателей-фантастов Г. Л. ОЛДИ и А. ВАЛЕНТИНОВА «Партенит-2011». Полная информация по адресу: Сайт Крымского Фестиваля Фантастики «Созвездие Аю-Даг»

31.07.2010

На сайте litseminar.ru сформирована основа базы литературных семинаров. Вскоре здесь можно будет получить подробную информацию о постоянно действующих семинарах, а также узнать о семинарах прошлых лет.

Архив новостей литсеминаров
Рейтинг@Mail.ru

Новости литсеминара Егоровой и Байтерякова

Ближайший литсеминар

Пока дата следующего заседания неизвестна

Участники и произведения

    Программа обсуждения

    1. Идея (как основная мысль рассказа), тема, жанровый и культурный контекст
    2. Персонажи, их взаимодействие в сюжете
    3. Конфликт, сюжет, фабула
    4. Детали, фантастический элемент, стилистика, ляпы и прочие подробности

    За новостями следите в сообществе litseminar. С материалами можно ознакомиться на странице заседания.


    Предыдущий литсеминар

    Состоялся 18 марта 2012 года в Москве.

    Участники и произведения

    Отчеты и другие материалы выложены на странице заседания.

    Информация по проекту

    14.08.2011

    13 августа прошло 19 заседание нашего литсеминара. На улице стояла жара, но еще более жаркими были обсуждения. Новые участники оказались серьезными и интересными писателями, а ветераны, как обычно, докапывались до системных особенностей творчества и делали далеко идущие выводы.
    С материалами семинара можно ознакомиться на сайте.
    Следующий литсеминар планируется провести на Звездном мосту. Запись мы будем вести в жж litseminar, так что следите за новостями.

    25.05.2011

    Состоялся 17 мая 2011 года в Партените, в рамках романного семинара Г.Л. Олди и А. Валентинова. Это был самый крупный семинар — обсуждалось 14 рассказов, заседание проходило весь день.
    Кроме семинара мы сделали доклад о девяти психотипах сценаристики — «исправленный и дополненный».
    Еще один итог семинара: по рекомендации руководителей семинара Наталья Егорова стала кандидатом в члены Союза Писателей.

    05.03.2011

    18-й литсеминар планируется провести в мае 2011 года в Партените, в рамках романного семинара под руководством писателей-фантастов Г. Л. ОЛДИ и А. ВАЛЕНТИНОВА .
    Ведется набор участников.

    26.02.2011

    17-й литсеминар состоялся 26 февраля 2011 года в Москве.
    Участвовали: Сергей Сизарев, Ольга Дорофеева, Наталья Витько, Светлана Таскаева.
    Ведущие семинар Егорова и Байтеряков прочитали лекцию о 9 типах героев в сценаристике и проиллюстрировали ее разбором рассказов участников, а также рассказали как они использовали типизацию при разработке своего рассказа: «Вкалывают роботы, счастлив человек».
    Материалы 17-го литсеминара выложены здесь.

    20.10.2010

    16-й литсеминар состоялся 20 ноября 2010 года в Москве.
    Список участников: Сергей Сизарев, Сергей Буланов, Дэн Шорин, Анна Донна.
    Ведущие Егорова и Байтеряков рассказывали о расстановке «крючков» в остросюжетном произведении на примере своего рассказа «Паникерша» (этот рассказ разбирался и на 15-м семинаре, но в учебных целях решено повторить обсуждение).
    Материалы 16-го литсеминара выкладываются здесь.

    Архив новостей проекта «Литсеминар»

    Краткие выжимки из стенограммы пятого литсеминара

    Я впервые попробовала вести нечто вроде стенограммы обсуждения. Вышел набор разрозненных реплик, который неплохо, хотя и чересчур сухо, передает атмосферу обсуждений.
    Правда, я в этом вопросе не профессионал, поэтому кое-какие реплики могла приписать не тому оратору. А кроме того, не заморачивалась соблюдением очередности.
    Когда я перечитала эти записи, то поняла, что получился «диалог для посвященных», а впрочем, почему бы и нет.
    Наверное, интересно было бы писать семинар на диктофон с последующей частичной расшифровкой, но я боюсь, что кого-то запись может напрягать.

    Прощайте, леди Гвенивер!

    Дэн Шорин: Какого направления описанная в пьесе церковь? На латыни говорят католики, а некоторые реалии явно из православия...
    Рашид Полухин: Пьеса хороша для учащихся театральных вузов — много ролей для молодых людей.
    Дэн Шорин: Кстати, разобраться бы с иерархией ангелов и месте в ней человека. Фома Аквинский, например, ставил ангела выше человека.
    Сергей Сизарев: Возможно, когда-нибудь эта пьеса будет поставлена и церковь предаст ее анафеме.
    Дэн Шорин: Так много аллюзий, как будто автор не пишет свое, а принимает экзамен у читателя.
    Сергей Сизарев: Мысль о сумеречной зоне современна: в средние века Крысиного короля со всей его свитой отнесли бы ко Злу. Крысиный король, таким образом, это новый русский дьявол.
    Сергей Байтеряков: Основная идея — «бодалась телега с дубом», но я не имел в виду, что пошедший против системы будет непременно этой системой уничтожен.
    Рашид Полухин: Эта пьеса — о судьбах России и о том, что лучше все оставить, как есть.
    Дэн Шорин: Интересна дуалистическая природа Крысиного короля: он не только символ нового русского, но он же — пьяница, валяющийся на вокзале. Эта неоднозначность в пьесе не раскрыта.
    Рашид Полухин: Имена, в основном нерусского происхождения, так что фактически привязка к россии — это Николай и... Кацман.
    Дэн Шорин: Суть притчи — передать непонятные вещи понятным образом. Здесь же наоборот — ангел в своих притчах запутывает смысл понятных вещей.
    Сергей Сизарев: Большой босс вызывает недоверие: на небесах уже все поделили, и только Тавес всем мешает наслаждаться.
    Рашид Полухин: Очень много монологов. Иногда на целую страницу.
    Дэн Шорин: Босс — главный над какими именно ангелами? Вначале кажется, что над всеми вообще. Не представляю себе пьяного бомжа на вокзале — с брюшком. И почему эпизод с ментами именно в Москве, имеет ли это смысловую нагрузку?
    Рашид Полухин: Как быть с иностранными словами во время постановки?
    Сергей Сизарев: Главный над ангелами — это архангел. И, кстати, воцерковление может быть совершено над крещеным, но не исполняющим обрядов человеком. Некрещеного нужно вначале крестить.
    Зал: Иностранные слова вставлены всегда к месту. Некоторые вещи на сцене не сыграешь, например: «Ангелы много курят», «чуть ли не крутит пальцем у виска». «Амброзия» — это пища, а если напиток, то «нектар». Слишком много авторского текста. Это пьеса для нереалистического театра, возможно, экспериментального, а в таких труппах с мужчинами напряженка. Здесь же совсем нет женских ролей.
    Сергей Байтеряков: Я убедился: большие вещи надо разбирать совсем иначе. Может быть, по актам... или сюжетным линиям.

    По эту сторону Стикса

    Рашид Полухин: Эта повесть — о невозможности запретить научные исследования.
    Сергей Сизарев: Это постмодернистская отсылка к «Матрице».
    Сергей Байтеряков: Есть книга «Внутри и вне помойного ведра» — о мозге. Так вот, эта пьеса — «внутри помойного ведра», путешествие внутрь себя.
    Дэн Шорин: Об ответственности и о том, стоит ли любовь смерти.
    Сергей Сизарев: Распространенный конфликт — главный герой не дружит с головой. Бродилка в сюрреалистическом антураже, много событий, приключений.
    Сергей Байтеряков: Приключения тела явно преобладают над приключениями духа, но действие сменяется настолько быстро, что не успевает надоесть — это большой плюс. Ощущение: то, что происходит, не задевает ни одного из персонажей. Не ощущается цена ошибки. Не хватает напряженности, эмоциональности.
    Рашид Полухин: Здесь у нас южноевропейский набор имен. Если делать серьезную вещь, имена должны быть приближены к реальности. Если комикс — то наоборот. Вместо нанотехнологий нужно использовать что-то совершенно новое.
    Сергей Сизарев: Герой — глупый и смелый, но везучий и находчивый.
    Сергей Байтеряков: В этой стилистике персонажей нет, т.к. каждый персонаж олицетворяет идею. Раз путешествует во внутренний мир, значит сталкиваемся с персонифицированными идеями. Не хватает деталюшек. Нет физиологичности, поэтому ничто не вызывает сочувствия. Когда персонажи переходят из виртуального мира в реальный, что-то должно произойти. Отношения должны ощущаться как человеческие — виртуальные — человеческие (а кажется, что мы остаемся в матрице).
    Сергей Сизарев: Слишком много неподтвержденной информации вываливается на читателя в последнем абзаце.
    Сергей Байтеряков: Деталь — нож — должна появиться раньше, иначе нет эмоционального пика.
    Сергей Сизарев: Шурф — это канал, шахта. При подключении к компьютеру используется шунт. (Я не в состоянии была зафиксировать очередной грандиозный разбор деталей от Сергея Сизарева. Надеюсь, он его сохранил на твердом носителе)
    Сергей Байтеряков: Слишком часто попадается слово «нано... хрень», а оно длинное и неудобное. Должны были произвести жаргонное упрощенное название — наны или боты, или там набы.
    Сергей Сизарев: В повести спейсеры — это одиночки. Непонятно только, где они находят место, чтобы уединяться, ведь космический корабль — это летающая подводная лодка. И как они будут действовать в критической ситуации, когда необходимо взаимодействие.
    Зал: Диалоги зачастую — это разнесенная на несколько фраз авторская мысль. Либо попадается несоответствие вопрос-ответ, вроде: «Видишь?» — «Да, понимаю». «Вымершие мифические волки» — либо вымершие, либо мифические. Это ассоциация со «Стажерами» Стругацких? Почему кошке не хватало мышей в нашей реальности? Ладно бы она за каким-то феерическим котом отправилась в другую реальность. Настоящий самоубийца не станет резать запястья и вряд ли воспользуется ножом.

    От Гатчины до Кронштадта

    Сергей Сизарев: Персонажей много, но они быстро умирают.
    Сергей Байтеряков: Столкновение двух ульев: улей с частичной персонификацией и с полной потерей индивидуальности. Обозначены не конфликты, а индивидуальные сомнения.
    Зал: Не рассказ, а зарисовка. Идеальный рассказ, придраться просто не к чему, но не мое.
    Сергей Байтеряков: Стилизация именно в том объеме, который можно выдержать.
    (Это не обсуждене было таким кратким, а я активно в нем участвовала, поэтому почти ничего не записала)

    Спасаясь бегством

    Сергей Байтеряков: Свой ад ношу с собой.
    Дэн Шорин: То, во что мы верим — это результат нашего выбора.
    Сергей Сизарев: Крококот с автоматически срабатывающим триггером: в нужный момент он поворачивается крокодильей мордой.
    Сергей Байтеряков: Структурно правильное построение рассказа. Не хватает цены ошибки: а что будет, если герой НЕ (не поедет на охоту, не попадет в знак, промахнется мимо автомобиля). Хотелось бы, чтобы он балансировал на грани смерти.
    Дэн Шорин: Не верю, что это США, менталитет американца: это мой огород, ты ко мне с дробовиком не суйся. Непонятно, за что все не любят марлонов (за что герой, ясно, а остальные?)
    Сергей Байтеряков: Неясность угрозы идет в плюс.
    Рашид Полухин: Не понравилось, что рассказ начинается с диалога.
    Сергей Байтеряков: Главный минус — непрописанность персонажей. Их мало, герой действует в окружении статистов. Тэд, с которым мы взаимодействуем треть рассказа, пропадает и больше не появляется, пока его не убили. Структура речи у героя и шерифа построена одинаково.
    Дэн Шорин: Конфликт между героем настоящим и прошлым. Герой когда-то совершил нечто, о чем жалеет, и хочет победить себя прошлого. Кульминация далеко от концовки и недостаточно четко выписаны муки, которые явственно показали бы откат героя к Марлону. Конфликт схвачен в одной точке.
    Рашид Полухин: (опускаю историю про продавца питьевой воды) Управленческий конфликт: можно ли быть мягким или надо быть жестким.
    Сергей Байтеряков: Ошибки при оформлении прямой речи. Много лишних слов. Много сочетаний «я + глагол». Уточнить момент с возгласом пленника, это должно быть во-первых, именно опознание, а во-вторых, его должны услышать. Возможно, триггер — это как раз ситуация опознания.
    Дэн Шорин: А сможет ли он на такой скорости попасть в двигатель? При такой длине ствола дробовика, чтобы выстрелись себе в шею, герой должен был нажать курок пальцем ноги. Если «пропустите» говорит уже Марлон, то он должен не убегать, а начать вещать. Почему герой не произнес заготовленных оскорблений? Почему священной реликвией оказался дробовик (сцену с попыткой самоубийства вроде бы никто не наблюдал), а не обувь, подушка или что-то в этом роде?
    Сергей Байтеряков: Герой может быть слесарем или... плотником. Но это совершенно разные вещи. Хотя понятно, что это аллюзия.
    Зал: Неясно, в чем суть учения секты марлонистов. Основа рассказа — конфликт двух этических систем, из которых «обе хуже»: в одной жених может заказать сбежавшую невесту, а в другой неясно что, но тоже плохо. И там страшно, и тут страшно. Решила, что главный герой прикидывается. Рассказ написан по классическим лекалам, как Шекли пишет. В последней фразе «с песнями» — неоправданно. Здесь нужно, чтобы он что-то пропел в предпоследнем абзаце, тогда это «с песнями» будет на месте. Для России это неактуально. Если во фразе «Не повезло: он меня узнал» убрать «не», все встанет на свои места — герой намеренно провоцирует ситуацию, в которой распространение марлонизма идет самыми быстрыми темпами.