Новости разных литсеминаров

01.06.2011

Пресс-релиз третьего романного семинара под руководством Г.Л. Олди и А. Валентинова «Партенит-2011»

Литературный семинар под руководством известных писателей-фантастов Генри Лайона Олди и Андрея Валентинова состоялся в пгт. Партенит (АРК Крым) с 12 по 19 мая 2011 г. под эгидой общественной организации «Созвездие Аю-Даг».

04.09.2010

Общественная организация «Созвездие Аю-Даг»

ОБЪЯВЛЯЕТ

что с 12 по 19 мая 2011 г. в пгт. Партенит (АР Крым) состоится третий литературный (романный) семинар под руководством писателей-фантастов Г. Л. ОЛДИ и А. ВАЛЕНТИНОВА «Партенит-2011». Полная информация по адресу: Сайт Крымского Фестиваля Фантастики «Созвездие Аю-Даг»

31.07.2010

На сайте litseminar.ru сформирована основа базы литературных семинаров. Вскоре здесь можно будет получить подробную информацию о постоянно действующих семинарах, а также узнать о семинарах прошлых лет.

Архив новостей литсеминаров
Рейтинг@Mail.ru

Новости литсеминара Егоровой и Байтерякова

Ближайший литсеминар

Пока дата следующего заседания неизвестна

Участники и произведения

    Программа обсуждения

    1. Идея (как основная мысль рассказа), тема, жанровый и культурный контекст
    2. Персонажи, их взаимодействие в сюжете
    3. Конфликт, сюжет, фабула
    4. Детали, фантастический элемент, стилистика, ляпы и прочие подробности

    За новостями следите в сообществе litseminar. С материалами можно ознакомиться на странице заседания.


    Предыдущий литсеминар

    Состоялся 18 марта 2012 года в Москве.

    Участники и произведения

    Отчеты и другие материалы выложены на странице заседания.

    Информация по проекту

    14.08.2011

    13 августа прошло 19 заседание нашего литсеминара. На улице стояла жара, но еще более жаркими были обсуждения. Новые участники оказались серьезными и интересными писателями, а ветераны, как обычно, докапывались до системных особенностей творчества и делали далеко идущие выводы.
    С материалами семинара можно ознакомиться на сайте.
    Следующий литсеминар планируется провести на Звездном мосту. Запись мы будем вести в жж litseminar, так что следите за новостями.

    25.05.2011

    Состоялся 17 мая 2011 года в Партените, в рамках романного семинара Г.Л. Олди и А. Валентинова. Это был самый крупный семинар — обсуждалось 14 рассказов, заседание проходило весь день.
    Кроме семинара мы сделали доклад о девяти психотипах сценаристики — «исправленный и дополненный».
    Еще один итог семинара: по рекомендации руководителей семинара Наталья Егорова стала кандидатом в члены Союза Писателей.

    05.03.2011

    18-й литсеминар планируется провести в мае 2011 года в Партените, в рамках романного семинара под руководством писателей-фантастов Г. Л. ОЛДИ и А. ВАЛЕНТИНОВА .
    Ведется набор участников.

    26.02.2011

    17-й литсеминар состоялся 26 февраля 2011 года в Москве.
    Участвовали: Сергей Сизарев, Ольга Дорофеева, Наталья Витько, Светлана Таскаева.
    Ведущие семинар Егорова и Байтеряков прочитали лекцию о 9 типах героев в сценаристике и проиллюстрировали ее разбором рассказов участников, а также рассказали как они использовали типизацию при разработке своего рассказа: «Вкалывают роботы, счастлив человек».
    Материалы 17-го литсеминара выложены здесь.

    20.10.2010

    16-й литсеминар состоялся 20 ноября 2010 года в Москве.
    Список участников: Сергей Сизарев, Сергей Буланов, Дэн Шорин, Анна Донна.
    Ведущие Егорова и Байтеряков рассказывали о расстановке «крючков» в остросюжетном произведении на примере своего рассказа «Паникерша» (этот рассказ разбирался и на 15-м семинаре, но в учебных целях решено повторить обсуждение).
    Материалы 16-го литсеминара выкладываются здесь.

    Архив новостей проекта «Литсеминар»

    Банту

    (Рассказ; литсеминар №8)

    1 октября 1950 года, Лондон

    Я сидел в кресле со стаканом виски в руках и смотрел на чёрный телефон, стоявший на журнальном столике. Мною владело одно из тех тревожных предчувствий, за которые мне платили.

    Раздался звонок.

    — Смит, — произнёс в трубке голос Томсона, — Банту запустили в космос спутник!

    После нескольких секунд молчания я ответил, — Быть того не может.

    — Почему?! — удивился Томсон.

    — Потому что в языке племён банту нет слов: «космос», «спутник» и «запускать».

    — Ну... — задумался собеседник, — Может, на их языке это звучит как «метнуть копьё в небо».

    — Если бы на их языке это так звучало, — разговор стал меня раздражать: — Они бы метнули копьё в небо, а не запустили спутник. Любое изобретение сначала возникает в головах людей и выражается словами, а уже потом воплощается в жизнь. Если у тебя даже нет слов для спутника и космоса, то ты не сможешь выразить саму идею. Не сможешь выразить идею — не сможешь её осуществить. Я понятно объяснил?

    — Вроде того... — Томсону не хотелось спорить, он перешёл сразу к делу: — Ты должен немедленно лететь в Африку и выяснить, как это примитивное племя смогло со своей территории отправить на орбиту эту чёртову железку. Мы должны оказаться там раньше русских, если, конечно, это не их рук дело. Место, с которого стартовала ракета, расположено близко к экватору. Советский Союз мог тайно построить там космодром.

    — Не будем гадать на кофейной гуще, Томсон, — остановил его я: — Для этого у нас есть высокооплачиваемые и профессиональные гадалки. Куда мне подъехать?

    2 октября 1950 года, воздушное пространство над Испанией

    В трюме грузового «Дугласа» было шумно и прохладно. Самолёт вибрировал в утреннем небе, но это ничуть не мешало мне работать с документами.

    Передо мной лежало две брошюры: одна очень толстая под названием «Что мы знаем о банту» и другая очень тонкая — «Что банту знают о нас».

    Я открыл первую и кратко её просмотрел. Так...

    Меня интересовали собственно не банту вообще. В Африке почти 80 миллионов человек, говорящих на языках этой группы, и они расселились от экватора до мыса Доброй Надежды.

    Интересующее нас племя — скорее всего валучази или умбунду. Точной карты территорий племён не было...

    Родоплеменной строй, зачатки феодализма... Сельское хозяйство (просо, сорго, бобовые, кукуруза)... Развиты животноводство и рыболовство... Язык западной группы банту... Ага. Религия — типичный анимизм с лёгкой примесью католицизма.

    Живут довольно замкнуто. Интересно, есть ли у них каннибализм? Написав внизу страницы «Практикуют ритуальный каннибализм», я добавил знак вопроса и перешёл к брошюре номер два.

    Хм. Про западную цивилизацию наши валучази или умбунду (кто именно?) знали только понаслышке. Впрочем, знай они про нас больше, им вряд ли бы понравилось.

    Есть шанс напугать их «громовыми палками». Но я тут же себя одёрнул — они запустили в космос ракету.

    Нам оставалось лететь ещё несколько часов. Я решил поспать, устроившись на лавке. Когда меня растолкали, я увидел в открытом люке звёздное небо Анголы и начинавший светлеть горизонт.

    3 октября 1950 года, воздушное пространство Анголы

    Маленький двухместный «Хоппер-Кетч» месил лопастями разреженный горный воздух. Внизу простиралось ровное плато, поросшее травой и кустарниками. Время от времени встречались островки леса, которые дарили тень своим обитателям.

    Томсон вёл эту шуструю чёрную стрекозу с лёгкостью опытного пилота. Я и не знал за ним таких достоинств. Оба мы были одеты в чёрные костюмы-тройки с белоснежными рубашками и кремовыми галстуками. Нам предстояло стать первыми послами и одновременно шпионами, вступившими на территорию космодрома банту.

    То, что циклопические постройки, возникшие на плато из ниоткуда — именно космодром — не было никаких сомнений. Запуск ракеты был произведён именно отсюда. Теперь первым и единственным рукотворным объектом на земной орбите была железка банту, испускавшая в космическое пространство ритмичное «бип-бип-бип».

    Мы сели на ровной площадке среди бараков, складов и каких-то дымящих трубами заводиков. Местные жители, одетые в белую холщёвую одежду, с удивлением смотрели на прилетевший вертолёт.

    Когда мы покинули кабину, я наконец-то разглядел, что у них у всех было на груди — католические серебряные крестики — из тех, что так любят раздавать аборигенам миссионеры.

    Ко мне подбежал мальчик и на неплохом английском спросил: — Мистер, как летает эта штука?!

    — У неё крутится винт, видишь? — кивнул я на замедлявшие своё вращение вертолётные лопасти.

    — Ну и что, что он крутится? — не унимался мальчик.

    — Это сложно объяснить. У винта соответствующий аэродинамический профиль для создания подъёмной силы... — нехотя пояснил я, уже собираясь идти к центру поселения, где высился стартовый комплекс и островерхая церковь с крестом.

    — Мистер, а у вас есть книга по этой... аэродинамике? — паренёк уставился на меня с мольбой.

    — Ты умеешь читать по-английски?

    — Да. Мы все тут умеем.

    — Нет, — отрезал я: — У меня нет никаких книжек. Лучше скажи мне, что это за церковь вон там?

    — Это, — глаза любознательного мальчика засияли, — дом нашего Великого учителя! Он научил нас всему!

    Тогда мы с Томсоном направились в церковь.

    — А... Добро пожаловать! — пожилой европеец в скромном костюме улыбнулся и вышел нам на встречу. Внутри церковь была тесновата, потому что использовалась как библиотека. Кругом лежали стопки книг. Религиозными из них была едва ли четверть. Остальное, как я мог понять, относилось к научной фантастике.

    — Мы из специального отдела Британской Академии Наук. Агенты Смит и Томсон. А кто вы? — начал я с порога.

    — Смит и Томсон... Логичнее было бы назваться... Вессоном? — человек пристально на нас посмотрел и продолжил: — Я Джеймс Периш. Миссионер.

    — Так это вы устроили это... ангольское чудо? — театрально улыбнулся я, раскинув руки и как бы охватывая всё вокруг. Я чувствовал, что с Перишем что-то нечисто.

    — Ну да, — скромно отозвался старик. — Меа кульпа... Знаете ли, у меня есть грешок. Люблю читать научную фантастику. И вместо церковных книг привёз с собой свою библиотеку классики так сказать жанра...

    — И что случилось?

    — Эти мулочази... Они оказались очень способными к языкам. И я дал им почитать Уэллса, Бредбери. Видите ли... У них не было письменности до сего момента, и они передавали все свои сказания устно. При их-то чудесной памяти. А теперь они воплощают в жизнь всё то, что прочли. Видимо, успешно, раз вы здесь появились!

    — Мистер Периш... Или мне сказать, отец Периш, — я присел на стопку книг: — Не хотите же вы сказать, что эти отсталые дикари, начитавшиеся фантастики, вдруг стали способны создавать сложнейшие приборы и механизмы? Это же абсурд!

    — А ваши собственные способности разве не абсурд? — контратаковал меня проповедник: — Они не простые дикари... Это, я уверен, тот самый библейский народ!

    — Что за библейский народ? — спросил Томсон, стенографировавший нашу беседу в блокнот.

    — Как, надеюсь, вам известно, Адам и Ева были не единственными людьми, жившими в Раю. Нынешнее население земли, ведущее от них свой род, сковано проклятьем своих предков. Адам и Ева, отведав запретный плод Знания, были изгнаны из Рая. Но там ещё оставались непорочные люди — библейский народ. Я думаю, что это племя — их далёкий потомок.

    — А они какие-то особенные? Эти библейские люди? — вставил Томсон.

    — Да! Именно! Для них до сих пор Слово — это не просто звук, а уже половина Дела. Всё, о чём они не помечтали бы, они с лёгкостью воплощают в жизнь. Они мгновенно обучаются, впитывают и используют информацию!

    — Почему же они раньше ничего такого не делали? — мне это показалось основным контраргументом против теории отца Периша, и я его озвучил.

    — Потому что раньше они и знать не знали о звёздах, о планетах, о технике. Они знали только соседние племена, такие же неразвитые. Им не о чем было мечтать... Пока я не привёз им фантастику. Знаете, что они делают сейчас?

    — Что?

    — Они строят корабли для полёта на Марс. Работы закончатся через несколько месяцев.

    Я поднялся и подошёл вплотную к проповеднику: — Вы ведь понимаете, что мы вас разбомбим? Ядерная бомба. Слышали про такую?

    — Не поможет! — победно улыбнулся Периш: — Я дал моей пастве книжку с описанием подземных городов. Сейчас под нами, на глубине в сто метров роится улей на двести тысяч человек...

    Я невольно посмотрел вниз и побледнел от представившейся мне картины. Западный мир был обречён. Эти негры скоро всех нас обгонят и перегонят. И мы сами станем странами третьего мира.

    И тут во мне пошевелилось предчувствие...

    — Томсон, — кивнул я напарнику: — Нам здесь больше нечего делать. Пойдём... Всего хорошего, Джеймс Периш.

    Мы с Томпсоном шагали к вертолёту. Молча. У нашей винтокрылой птицы уже во всю суетились местные дети, снимая мерки с корпуса и зарисовывая внутренности кабины. Может быть, через месяц в Ангольском небе уже появятся их собственные «Хоппер-Кетчи»...

    Томсон сел в кабину и стал готовиться к взлёту. Моё предчувствие давило меня всё сильнее. Я расстегнул воротничок рубашки. Что же оно от меня хотело? И тут меня осенило...

    Я взял из кабины брошюру «Что мы знаем о банту» и подозвал того самого мальчика, который интересовался вертолётом.

    — Эй, парень! У меня есть для тебя книжка! Вот видишь! Это про твой народ. Почитай сам и дай почитать товарищам.

    Мальчик схватил брошюру и убежал читать в тень ближайшего навеса. К нему присоединилось несколько других детей.

    Мы сделали всё что могли.

    17 октября 1950 года, Лондон

    Я сидел в кресле со стаканом виски в руках и смотрел на чёрный телефон, стоявший на журнальном столике. Мною владело одно из тех тревожных предчувствий, за которые мне платили.

    Раздался звонок.

    — Смит! — это был Томсон: — Ты не поверишь...

    — Банту уже на Луне?!

    — Наоборот! — голос Томсона дрожал: — Они разрушили все свои постройки, убили Джеймса Периша и в спешном порядке занялись животноводством и земледелием! Данные ещё не подтверждены, но они стали практиковать ритуальный каннибализм!

    — Вот оно как... — я задумчиво сделал глоток.

    — Да! Смит, ты хоть понимаешь, что сделал? — воскликнул Томсон на том конце трубки.

    — Что?

    — Ты спас человечество от этих всезнаек, вот что. Я только боюсь, что к ним может заявиться ещё один проповедник, с новыми книжками.

    — Нет. Это уже не сработает, — уверенно заявил я.

    — Почему?! — удивился Томсон.

    — Покойный Периш, кажется, был прав. Его банту действительно были потомками того непорочного библейского народа, и он, подобно дьяволу, искусил их знанием. Теперь же они как и все — изгнаны из рая и прокляты. И они больше не полетят на Марс...

    — Ты как будто жалеешь! — подозрительно спросил меня собеседник.

    — Ничуть... Ничуть! — ответил я честно. Ведь мои предчувствия больше не тревожили меня, а значит, я всё сделал правильно.