Новости разных литсеминаров

01.06.2011

Пресс-релиз третьего романного семинара под руководством Г.Л. Олди и А. Валентинова «Партенит-2011»

Литературный семинар под руководством известных писателей-фантастов Генри Лайона Олди и Андрея Валентинова состоялся в пгт. Партенит (АРК Крым) с 12 по 19 мая 2011 г. под эгидой общественной организации «Созвездие Аю-Даг».

04.09.2010

Общественная организация «Созвездие Аю-Даг»

ОБЪЯВЛЯЕТ

что с 12 по 19 мая 2011 г. в пгт. Партенит (АР Крым) состоится третий литературный (романный) семинар под руководством писателей-фантастов Г. Л. ОЛДИ и А. ВАЛЕНТИНОВА «Партенит-2011». Полная информация по адресу: Сайт Крымского Фестиваля Фантастики «Созвездие Аю-Даг»

31.07.2010

На сайте litseminar.ru сформирована основа базы литературных семинаров. Вскоре здесь можно будет получить подробную информацию о постоянно действующих семинарах, а также узнать о семинарах прошлых лет.

Архив новостей литсеминаров
Рейтинг@Mail.ru

Новости литсеминара Егоровой и Байтерякова

Ближайший литсеминар

Пока дата следующего заседания неизвестна

Участники и произведения

    Программа обсуждения

    1. Идея (как основная мысль рассказа), тема, жанровый и культурный контекст
    2. Персонажи, их взаимодействие в сюжете
    3. Конфликт, сюжет, фабула
    4. Детали, фантастический элемент, стилистика, ляпы и прочие подробности

    За новостями следите в сообществе litseminar. С материалами можно ознакомиться на странице заседания.


    Предыдущий литсеминар

    Состоялся 18 марта 2012 года в Москве.

    Участники и произведения

    Отчеты и другие материалы выложены на странице заседания.

    Информация по проекту

    14.08.2011

    13 августа прошло 19 заседание нашего литсеминара. На улице стояла жара, но еще более жаркими были обсуждения. Новые участники оказались серьезными и интересными писателями, а ветераны, как обычно, докапывались до системных особенностей творчества и делали далеко идущие выводы.
    С материалами семинара можно ознакомиться на сайте.
    Следующий литсеминар планируется провести на Звездном мосту. Запись мы будем вести в жж litseminar, так что следите за новостями.

    25.05.2011

    Состоялся 17 мая 2011 года в Партените, в рамках романного семинара Г.Л. Олди и А. Валентинова. Это был самый крупный семинар — обсуждалось 14 рассказов, заседание проходило весь день.
    Кроме семинара мы сделали доклад о девяти психотипах сценаристики — «исправленный и дополненный».
    Еще один итог семинара: по рекомендации руководителей семинара Наталья Егорова стала кандидатом в члены Союза Писателей.

    05.03.2011

    18-й литсеминар планируется провести в мае 2011 года в Партените, в рамках романного семинара под руководством писателей-фантастов Г. Л. ОЛДИ и А. ВАЛЕНТИНОВА .
    Ведется набор участников.

    26.02.2011

    17-й литсеминар состоялся 26 февраля 2011 года в Москве.
    Участвовали: Сергей Сизарев, Ольга Дорофеева, Наталья Витько, Светлана Таскаева.
    Ведущие семинар Егорова и Байтеряков прочитали лекцию о 9 типах героев в сценаристике и проиллюстрировали ее разбором рассказов участников, а также рассказали как они использовали типизацию при разработке своего рассказа: «Вкалывают роботы, счастлив человек».
    Материалы 17-го литсеминара выложены здесь.

    20.10.2010

    16-й литсеминар состоялся 20 ноября 2010 года в Москве.
    Список участников: Сергей Сизарев, Сергей Буланов, Дэн Шорин, Анна Донна.
    Ведущие Егорова и Байтеряков рассказывали о расстановке «крючков» в остросюжетном произведении на примере своего рассказа «Паникерша» (этот рассказ разбирался и на 15-м семинаре, но в учебных целях решено повторить обсуждение).
    Материалы 16-го литсеминара выкладываются здесь.

    Архив новостей проекта «Литсеминар»

    Лучший из миров

    (Рассказ; литсеминар №7)

    Зима выдалась морозной. По улицам Рио- дель- Гранде гуляла вьюга. Люди замерзали на ходу — то тут, то там по утрам находили окоченевшие трупы. Сейчас, в середине января, надежду на весну потеряли многие. Впервые за последние двадцать лет замёрзла судоходная Гранда. От самого Коста-дель-Калор уже второй месяц шла дизельная флотилия с провиантом для замерзающей столицы, но льды преграждали ей путь.

    Усилилась зимняя депрессия, столь характерная для крупных городов. Даже жизнерадостные оптимисты испытывали хандру и тревогу. Что уж говорить обо мне — меланхоличном неудачнике и вечном студенте. Страдая от одиночества, я всерьёз подумывал о смерти. Меня тяготило серое небо, постоянный холод и невозможность выйти на улицу. Ходили слухи, что члены какой- то секты объявили о наступлении конец света, набились в деревянный сарай и сожгли себя заживо. Но сначала они хотя бы погрелись...

    Когда перемёрзли трубы, температура в квартире упала до нуля. День и ночь на кухне горели конфорки, сжигая уиспер- газ. Если бы они случайно погасли, то я бы умер во сне — тихо и безболезненно — так, как мне и хотелось. И они действительно погасли. Я проснулся ранним утром от ужасного холода. Пальцы рук и ног окоченели. Поднявшись с кучи тряпья, я поплёлся на кухню, где долго принюхивался к плите. Газа не было, а значит, мне предстояло замёрзнуть в собственной квартире.

    На моё счастье, в кладовке нашёлся старый карбидный «примус». Зарядив его, я поставил на огонь кофейник с ледяной водой и уставился в замёрзшее окно, подсвеченное зимним солнцем. Небо было ясное и чистое — высоко над крышами поднимались дымки частных пекарен. В паре кварталов на север, над часовней висел дирижабль. Бока левиафана, потяжелевшего от инея и сосулек, мерно колыхались на ветру.

    Сняв перчатки, я включил радио, стоявшее на бесполезном теперь холодильнике. Старинный приёмник жизнерадостно прохрипел:

    — А теперь международные новости! Замерзающая Нордарика вынуждена прекратить поставки уиспер- газа Примории и союзу Ганзийских городов. Объединённые города Тильмуна вновь угрожают Урбанистану войной, если те не прекратят разработку цитрониевого оружия. В то время, когда всё северное полушарие страдает от лютого мороза, в Тильмуне выдалась необычайно мягкая зима. Проводятся соревнования по винд- сёрфингу и пляжному волейболу!

    — Чёртовы тильмунцы! — пробормотал я с завистью, стараясь согреть ладони. Хотелось горячего кофе по урбанистански — с сахаром и пышной яичной пеной.

    — Реклама на радио «Свободная Нордарика ФМ»! ФМ! ФМ! Нордарика ФМ! — пропели приятным сопрано.

    — Нордариканцы, вам представляется уникальная возможность исполнить свои мечты! Вы устали от занудной работы, замёрзли и соскучились по переменам?! Воспользуйтесь нашей услугой — «Исполнение желаний». Мы берёмся за любой ваш каприз. Отдых на солнечных пляжах Тильмуна? Пожалуйста! Новый спортивный «Оцелот- Турбо»? Легко!..

    Я прислушался. Тот же звучный мужской голос продолжил:

    — Мы не потребуем с вас платы. Всё что мы просим взамен — это годы вашей жизни. Да- да, всего лишь годы вашей скучной обыденной жизни. Звоните на короткий номер 999 для полной информации по услуге!

    — Желания! Желания! Желания! — напела радиола.

    — А теперь переходим к местным новостям...

    Я потянулся, чтобы выключить звук. Как я понял, в качестве оплаты за исполнение желаний человеку укорачивали жизнь. Нелепица какая- то! С другой стороны, мысли о самоубийстве навещали меня по несколько раз на дню, но мне не доставало решимости, чтобы довести дело до конца. Презирая себя за малодушие, я уныло ждал смерти — повинуясь дикому капризу природы, холода набирали силу. Это обречённое ожидание было мучительней всего. И вот теперь меня осенило: раз я не в состоянии покончить с собой сам, почему бы не воспользоваться помощью этих «исполнителей желаний»?

    Охваченный мрачным азартом, я прошлёпал в прихожую — к телефонному аппарату, такому же старинному, как и приёмник. Позолоченный корпус покрывал толстый слой пыли. Обмахнув его тряпкой, я поднял трубку. Гудков не было...

    С тяжёлым вздохом, сняв с руки перчатку, я прижал запястье к рычагу. Два острых шипа впились в кожу, и тёплая кровь потекла в чрево аппарата. Качнувшись, поползла стрелка зарядки. Телефон довольно заурчал.

    — Ишь, присосался! — убрав руку, я перебинтовал её тряпкой.

    Теперь связь была. «Девять, девять, девять!» — продиктовал я раздельно и чётко. От аппарата распространилось лёгкое свечение.

    — Добрый день. Это «Исполнение желаний». Я вас слушаю.

    — Здравствуйте. У меня желание...

    — Назовите ваш домашний адрес, и к вам приедет наш агент. Он поможет составить договор о исполнении ваших желаний на выгодных для вас условиях.

    — Э... У меня тут не прибрано. Может, я сам к вам подъеду?

    — Не беспокойтесь! Зачем вам мёрзнуть на улице?

    — Хорошо, записывайте, — я продиктовал адрес.

    Дожидаясь агента, я успел прибрать комнату и немного прогреть её, сжигая в самодельной печке старые учебники. Зазвенел колокольчик. Однако ж быстро — не прошло и получаса. Отперев входную дверь, я впустил невысокого старика, припорошенного снегом, и несколько кубометров чистого морозного воздуха. Ветер ворвался в прихожую, шелестя старыми газетами, утеплявшими пол.

    — Закрывайте скорее, — взмолился гость. Спешно проследовав в гостиную, мы первым делом сели отогреваться у «буржуйки».

    — Давайте знакомиться. Карлос Тентадор, к вашим услугам, — агент протянул руку.

    — Михаликус Кордеро. Студент... — зачем- то уточнил я.

    Агент широко улыбнулся, от чего его лицо покрылось сетью лучистых морщинок. Открыв кожаный портфель, он достал бумаги.

    — Приятно познакомиться, Михаликус. Рад, что вы согласились воспользоваться нашими услугами. Вы уже обдумали свои желания?

    — Ещё нет. Я хотел бы поподробнее узнать об оплате. Что за «годы жизни»? Какой- нибудь рабский труд на цитрониевых рудниках? — спросил я прямо в лоб.

    — Какой уж там рабский труд! Что вы, что вы, — замахал руками агент: — Позвольте, я всё объясню.

    — Мы берём у человека немного крови и определяем срок его жизни — возраст, в котором он вероятнее всего умрёт от старости. Допустим, 67 лет. Исполнение желаний стоит определённое число лет — например, 14. Вычитаем 14 из 67 — получаем 53. Когда человеку исполняется 53, мы приходим и забираем его с собой.

    — И убиваете его?

    — Ну что вы! Никакого криминала. Он просто становится одним из нас. Полностью новой личностью. Ничего общего с тем, кем он был до этого.

    — Звучит зловеще... — объяснение старика меня смутило.

    — А в чём ваша выгода? Ведь это уже пожилые люди? Какой от них толк? — продолжал допытываться я.

    — Можете считать всю нашу деятельность чистой благотворительностью! — рассмеялся Карлос Тентадор.

    — А если я попрошу вечную жизнь? Как тогда вы меня заполучите?

    — Дорогой Михаликус! По нашему тарифу дополнительный год жизни стоит один год жизни. Поэтому желать вечную жизнь попросту не имеет смысла.

    — Хм. Но вечная жизнь — это единственное, что люди хотят сильнее всего. Что же вы ещё можете предложить?

    — Очень многое, Михаликус, — старик надел очки и стал зачитывать: — Так. Отдых на пляжах Тильмуна. Кругосветное путешествие. Отличное здоровье. Привлекательную внешность. Опасные приключения в других странах. Роскошные виллы. Машины. Яхты. Впрочем, мы готовы выслушать любые желания...

    — Хм... Дайте посмотреть ваши тарифы.

    Агент протянул буклет. Я пробежался по строчкам. Упоминавшийся в рекламе «Оцелот- Турбо» стоил 10 лет. Вилла на Метицелановых островах — 30 лет. Железное здоровье стоило два года за год. А отдых в пятизвёздочных отелях Тильмуна — целых шесть лет за год. Были желания и дешевле — вплоть до мелочей, стоивших недели...

    — Кто- нибудь соглашается отдавать десятилетия своей жизни? — с сомнением поинтересовался я у агента.

    Тот кивнул, улыбаясь: — Естественно. Некоторым людям никогда не заработать ни на спортивную машину, ни на загородный дом. Может быть, они для этого недостаточно умны или упорны... Мы предоставляем этим людям возможность осуществить свои мечты, заплатив тем, что у них уже есть. Частью их жизни.

    — Десять лет за машину?

    — Сможете заработать быстрее? Превосходно! Люди, способные сами осуществлять свои мечты, в наших услугах не нуждаются. А для остальных «Исполнение желаний» — просто панацея. Кстати, у нас действуют зимние скидки.

    Я сидел, тупо уставившись на плясавшее в печке пламя. Что- то странное было в поведении этого старика. Он, словно, пытался задеть мою гордость, заставить меня бороться за свою жизнь... Но глухая решимость, созревшая во мне за эту долгую холодную зиму, взяла верх:

    — Что самое дорогое среди ваших услуг? Какой самый быстрый способ потратить все оставшиеся годы жизни?

    — Правильно ли я вас понял? — Тентадор подался вперёд. Глаза его алчно блеснули в красноватом свете «буржуйки».

    Я многозначительно прикрыл глаза: — Правильно!

    — Самое дорогое... — старик сделал паузу: — Это спасение от смертельной угрозы.

    — За какой срок я смогу истратить свою жизнь?

    — Но ведь вам сейчас не угрожает никакая опасность, — заметил агент.

    Я повысил голос: — Ну так сделайте, чтобы угрожала!

    — Вы этого действительно хотите, Михаликус? — Тентадор смотрел на меня, как на безумца.

    — Да.

    — Что ж... Я смогу ответить на ваш вопрос, только измерив срок вашей жизни.

    Я протянул ему руку, перевязанную тряпкой: — Кусайте.

    Старик поморщился и сунул руку за отворот пальто: — У нас всё гуманней.

    И выложил на стол золотого комара размером с спичечный коробок. Тот сонно поднялся на проволочные лапки, расправив эмалевые крылья и тонкий, словно иголка, хоботок.

    — Надеюсь, он пьёт не из глаза? — опасливо уточнил я.

    — Из шеи. Но не волнуйтесь, Михаликус. Укус абсолютно безболезненный. Пока комар будет приноравливаться, я развлеку вас беседой.

    Меня передёрнуло. Я представил себе, как лапки насекомого щекотно задвигаются по коже.

    — Нет уж! Давайте поскорее.

    — Как хотите, — старик хлопнул в ладоши. Комар стрелой взмыл со стола и, шлёпнувшись мне прямо на щёку, вонзил хоботок. Рефлекторно я отвесил себе пощёчину, сминая трепещущее проволочное тельце. На влажной от крови ладони выступали две золотые цифры — 7 и 4. Комара не было...

    — Что это?! — я показал число Тентадору.

    — Срок вашей жизни. По человеческим меркам неплохо, — заметил агент.

    — Теперь я могу вам сказать, что смертельная угроза будет угрожать вам пять раз. И всякий раз вы чудесным образом избегните смерти... А потом мы придём за вами.

    — Сколько времени это у вас займёт?

    — Пару- тройку суток. Нам надо подготовиться... — агент задумался, потом улыбнулся и извлёк из портфеля чистые бланки. — Подпишем договор, Михаликус?

    — Снова кровью? — меня слегка знобило. Но печка вряд ли смогла бы меня согреть.

    — Хватит и личной подписи.

    Тентадор уточнил условия договора и заполнил два бланка. Я взял предложенное им стило и подписал... Свой смертный приговор, как я уже осознавал. Карлос расслабленно откинулся в кресле.

    — А не выпить ли нам бренди? — в его руках как по волшебству появилась пузатая бутылка и пара хрустальных стопок.

    — А почему бы и нет, — согласился я в тот момент, когда страшной силы удар потряс входную дверь.

    — Уже началось? — я ошалело уставился на агента.

    — Быть того не может... Вы кого- то ждали? — также опешил тот.

    Второй удар значительно превосходил первый. Входная дверь, изломанная в щепу, пролетела по коридору и врезалась в шифоньер. В комнату ворвался холодный ветер, смешанный со снегом. Печка моргнула, собираясь погаснуть.

    В гостиную шагнула незнакомка в чёрном кожаном плаще до пят, с развевающимися на сквозняке фалдами. Тяжёлые армейские ботинки гулко стучали по паркету. С виду ей было лет тридцать. Русые волосы, собранные на затылке в толстый пучок, перехватывала простая бечёвка.

    Женщина упёрлась в меня недобрым взглядом: — Ты ничего не подписывал?!

    — По какому праву? — прервал её Карлос.

    — Заткнись, — стремительно приблизившись, она резко выкрутила мне пальцы. Тускло блеснули цифры на ладони.

    На лице незнакомки заиграли желваки. Развернувшись к агенту, она требовательно протянула руку: — Где контракт?

    — Поздно, милочка! — Карлос демонически расхохотался, продемонстрировав пустой дипломат. Ни одной бумажки.

    Дама вцепилась ему прямо в лицо, зашипев «Договор!». Похоже, она обладала нечеловеческой силой. Но Карлос с лёгкостью вырвался из её смертоносных объятий.

    — Не сметь! Нет такого права, — завопил он, тесня нападающую от себя.

    Тут незнакомка уклонилась в сторону и, пропустив агента вперёд, ударила его кулаком по затылку: — Изыди!

    — Я буду жаловаться, — старик не сдавался, ухватив соперницу за рукав.

    — Изыди. Изыди. Изыди, — женщина безжалостно продолжала наносить удары до тех пор, пока Карлос не затих, растянувшись на полу без сознания.

    Всё это время я сидел на кресле, не в силах вымолвить и слова. Женщина повернулась в мою сторону. По её левому запястью стекала кровь. Я заметил несколько тяжёлых перстней, образовывавших подобие кастета.

    — Какой же ты глупец, Михаликус, — укоризненно проговорила она.

    — А вы, простите, кто будете?

    — Первый раз в жизни взяла нормальный отпуск. Отдохнуть от этих чёртовых экспериментов. И ты уже вляпался по самые уши.

    — Тётенька, только не бейте.

    — Какая я тебе тётенька, сопляк! Ты хоть знаешь на что подписался? — Стремительно шагнув к моему креслу, незваная гостья упёрлась руками в подлокотники, так что её лицо оказалось рядом с моим. Я видел зелёную радужку её глаз и белый пушок над сжатыми губами. Ничего хорошего это лицо не предвещало.

    — А на что я подписался?

    — Всё с тобой ясно, — женщина выпрямилась и стала мерить комнату шагами. Похоже, она и минуты не могла стоять спокойно.

    — Ты веришь во множественность обитаемых миров? — бросила она мне на ходу.

    — Вы из какой- то секты? — меня посетила страшная догадка. В Рио- Дель- Гранде религиозный фанатизм цвёл буйным цветом — кровавые жертвоприношения, мистические культы. Авантюристы всех мастей везли из далёких стран экзотических хищников и выдавали их за древних «божков». Один такой людоед вырвался однажды на свободу и долго гонялся за прохожими, пока его не выловили и не отправили в зоопарк.

    — Нет. Я на работе, — отмахнулась она: — Ладно. Объясню по простому. Миров много. Очень много. Но жить в них — очень несладко. Жизнь там — мученье. И есть только два мира, где условия жизни довольно комфортны. В одном из них мы сейчас находимся. А другой — это мой дом, Новый Эдем.

    — А какое это имеет отношение ко мне?

    — Самое прямое. Новый Эдем — закрытый мир. Посторонним в него входа нет. А в твой мир может попасть любой трудяга из неблагополучных миров, если скопит достаточно денег, чтобы выкупить тело у контрабандистов. Твой мир — это курорт, куда мечтает попасть каждый. И жить они будут не в отеле. Жить они буду в твоём теле, которое ты только что продал.

    — Не понял... То есть как в моём теле?

    — А так, — женщина снова приблизилась ко мне. Глаза её пылали: — Это место — просто рай по сравнению с теми адскими безднами, где несметное количество душ изнывают в холоде и мраке. Со злобой и завистью взирают они на яркие огни обоих Эдемов. И за бешеные деньги они выкупают месяцы или годы в тех живущих здесь телах, которые попали в руки контрабандистов, по- вашему — «Исполнителей желаний». Сколько лет ты продал им?

    — Всю жизнь без остатка, — отрешённо ответил я. Так вот какая меня ожидает судьба — стать вместилищем чужих душ.

    Незнакомка осела на пол, словно ноги больше её не держали. Обхватив голову руками, она стала медленно раскачиваться. Из горла женщины раздались стоны.

    — Вам плохо? — я подался вперёд.

    — Мне не плохо. Мне конец. Мне полный и окончательный капут! — она уставилась в пол невидящим взором.

    — Это вы из- за меня так расстроились? Почему?

    — Потому что я — твой чёртов «ангел- хранитель». И теперь меня разжалуют и выбросят на улицу без выходного пособия. Это в лучшем случае.

    — Я вас не понимаю. Ведь вы же сами сказали, что продажа тел распространена. Если так, то ангелов- хранителей вроде вас должны наказывать сотнями?

    — На самом деле, судьба большинства из вас нам безразлична. Нас интересуют только избранные, — женщина помедлила: — Я учёный- экспериментатор. Селекционер. Скрещиваю отдельных особей вашего вида... С далеко идущими планами. Ты был моим «ведомым». Я несла за тебя ответственность перед руководством. А теперь ты похоронил себя. И меня за одно.

    Она почти кричала. Лицо женщины покраснело. Кажется, у неё начиналась истерика.

    — Успокойтесь... Как я могу вас называть?

    — Дюранга, — женщина поднялась с пола: — Существует только один способ спасти нас обоих. Это не позволить им выполнить свою часть договора. Что именно ты пожелал?!

    — Чтобы мне постоянно угрожала смертельная опасность, но я чудесным образом избегал её.

    Дюранга раздумывала вслух: — Тебя надо спрятать там, где они не смогут тебя достать.

    — В церкви? — предположил я.

    — Чушь. Они достанут хоть на дне океана... Кроме врат Нового Эдема.

    — Врата?

    — Ни один демон не может приблизиться к ним ближе ста шагов. Смертные люди могут придти к ним только с разрешения привратников. Со мной ты будешь там в безопасности... А потом мы найдём способ выкупить договор.

    — Я... настолько важен?!

    — Из твоего рода произойдёт человек, который прогонит демонов и запретит торговлю душами. Ты важен лишь как промежуточное звено.

    — Значит вам известно будущее?

    — В некотором смысле, ведь мы им управляем... — Дюранга кивнула на выход: — Теперь ты не отойдёшь от меня ни на шаг. Понял?

    — А вы спросили меня, хочу ли я быть спасённым?

    — А хочешь, я тебя прямо здесь покалечу? — недобрым голосом спросила «хранительница».

    — Не надо! Я всё понял.

    — А что с ним? — я кивнул на Карлоса.

    — Пусть тут полежит... Хотя постой, — Дюранга пнула печку, и та рухнула, рассыпав по полу горящие уголья. Газеты на полу тут же вспыхнули.

    — Ты что творишь? — я опешил — это была моя квартира. Я прожил тут всю свою жизнь.

    — Заметаю следы... Пошли, Михаликус.

    Мы выбежали на улицу. Сильный ветер забирался под одежду. Пальцы быстро онемели. Где- то вдалеке бил колокол. Я вспомнил о дирижабле, причалившем к башне. Наверное, его сдует вместе со шпилем. Мы скоро замёрзнем в такую погоду!

    На тротуаре стояла потрёпанная «Гранда- Альца». Алтарь машины урчал и дымился, словно демоны, приводившие машину в движение, истосковались по быстрой езде.

    Сев в тёплый салон, я повернулся к спутнице:

    — Дюранга, а где ты научилась драться? Ты же учёный.

    — Я и не училась, — Дюранга вырулила на дорогу: — Боевые способности я получила вмести с этим телом, как и одежду.

    — То есть, ты тоже пользуешься чужим телом?

    — Конечно. Я не могу попасть сюда материально, только духовно. Нам, новоэдемцам, приходится пользоваться телами медиумов- добровольцев. Например, вот это тело принадлежит религиозной женщине, служащей в милиции. Она изнуряет своё тело тренировками и упражнениями. Иногда ей кажется, что она попадает в рай и обитает там несколько дней. А на самом деле её тело одолжил кто- то из исследователей. Как я сейчас.

    Дюранга довольно улыбнулась: — Мне нравятся красивые и сильные тела. В них я ищу удовольствий.

    — Самое время о них думать, — заметил я.

    — Да... Я была беспечна. И поплатилась за это.

    В алтарном отсеке «Гранды- Альцы» что- то судорожно зачихало.

    — Чёрт! — женщина стукнула кулаком по приборной доске: — Я же утром жертву принесла. Здоровенную такую крысу!

    Алтарь молчал. Машина остановилась. Мы вылезли и открыли капот. Нашему взору предстало миниатюрное капище с четырьмя грубо вырезанными божками. На алтарном камне лежал мёртвый грызун. Бурые дорожки уходили к идолам, но их глаза были пусты.

    — Они отозвали демонов машины... — произнесла Дюранга: — Значит, они уже встали на наш след. Придётся идти пешком.

    К нашему автомобилю, так некстати вставшему посреди дороги, уже подъезжал милицейский «кастор».

    — Чёрта помянешь — он тут как тут, — пробурчала Дюранга.

    Из машины неспешно вылезали толстые милиционеры, в стальной броне поверх овечьих полушубков. У груди они держали магические жезлы — армейскую укороченную модель «Драгонет».

    — Заглохли, родимые? — сержант заглянул под капот: — Намертво...

    Он посмотрел на Дюрангу: — Аптечка в машине есть?

    — Сколько?

    Милиционер захихикал: — Ну что же вы так сразу. Я к вам с чистой душой, а вы мне деньги суёте.

    Дюранга спокойно ответила: — А почему это вы про деньги подумали?

    — Хм, ну ладно... У нас тут ориентировочка свежая поступила. Давайте- ка, я ваши документы посмотрю.

    — Конечно, офицер, — моя спутница протянула сержанту бумаги, но когда тот потянулся за ними, женщина резко дёрнула его на себя, и вот уже он был пойман в захват, а боевой жезл упирался в его пухлую щёку.

    — Отпусти его! Быстро! — оставшиеся два милиционера нацелили на нас «драгонеты».

    — Бросайте оружие, а то я его убью! — Дюранга демонстративно ткнула заложника жезлом.

    — Они не послушаются, — сдавлено проговорил незадачливый сержант.

    — Почему? — спросила Дюранга.

    — Не любят они меня, — честно признался тот.

    И действительно — милиционеры и не думали опускать оружие.

    — Беги, Михаликус. Я прикрою! — закричала Дюранга и открыла огонь.

    А я побежал. Должен сказать, что бегал я отменно. Если бы бег когда- нибудь вошёл в состав зимних Ниберийских игр, то я бы стал чемпионом Нордарики.

    Рассекая плотный морозный воздух, я видел, как дымные сгустки магического огня веерами входили в снег, шипя и проплавляя его до мостовой. Хлопки «драгонетов» слились в сплошной стрекот. «Чух- чух- чух- чух,» — лёгкие работали как кузнечные меха. Поношенные кроссовки, сшитые много лет назад в далёком Урбанистане, надсадно скрипели, доживая свои последние дни.

    Свернув в переулок, я решил не сбавлять хода, чтобы согреться. Меня смущал тот факт, что ища смерти, я теперь так старался её избегнуть. Может, теперь я почувствовал то, чего мне раньше так не хватало? Чьё- то участие, риск, приключения? Задумавшись об этом, я на полной скорости столкнулся со старой женщиной, переходившей улицу. Она отлетела в сугроб, я же растянулся на тротуаре.

    — Извините, бабушка. Я нечаянно! — я помог ей подняться с земли.

    — Ирод! Паразит. Он нечаянно. Да по тебе армия плачет, дылда бестолковая, — бабушка оказалась довольно крепкой и уже ухватила меня за ворот морщинистой одутловатой рукой: — Наркоты обдолбился?

    Я посмотрел ей в глаза. Если уж кто и «обдолбился», то это она. Зрачки были маленькие... как у Дюранги. Поняв по выражению моего лица, что я о чём- то догадался, бабуля вцепилась в меня обоими руками: — От нас не уйдёшь.

    Я рванулся, но тщетно. Тогда я просто упёр ладонь в подбородок женщины и толкнул от себя. Этот старый безотказный приём сработал — меня отпустили. Старуха охнула и снова повалилась в снег.

    — Убивают. Убивают, — истошно завопила она, смотря куда- то вбок. Я проследил за её взглядом. По улице шла компания подростков. Одетые в одинаковые дутые куртки, чёрные ганзейские штаны и тяжёлые ботинки со стальными носами, они повязывали шеи чёрно- жёлтыми шарфами. «Шершни».

    В то время как в других странах магов и ведьм уже давно признали законными гражданами, в Нордарике до сих пор всех, кто практиковал колдовство, преследовали такие вот агрессивные молодчики. Всегда ищущие повод для драки, подростки быстрым шагом направились к нам, на ходу допивая пиво.

    Я побежал. Это был единственный способ спасения. Бутылки со звоном разбивались об обледеневший тротуар за моей спиной.

    — Бабушку обидели! — раздался чей- то пьяный рёв.

    — Сволочь, убью, — закричали мне вслед. — Стоять! Смерть колдунам.

    Может быть, мне стоило остановиться и принять бой, как мужчине? Но я бежал на новый мировой рекорд. «Шершни» тоже демонстрировали чудеса выносливости. Их ботинки со стальными шипами крепко вцеплялись в лёд, я же каждую секунду рисковал растянуться на земле.

    Тут я услышал мощный рёв автомобильного алтаря, щедро политого жертвенной кровью. Обернувшись, я увидел, как из переулка вылетела жёлтая «Гранда- Орко» с «шашечками» на крыше.

    — Паберэгись, — зычно заорал водитель через открытое окно, боком тесня бегущих «шершней». Один из них споткнулся и упал на живот, тут же разлетевшись на ошмётки. Похоже, бедняга, нёс с собой колбу глирицина — самодельной взрывчатки, детонирующей от малейшего удара.

    Поравнявшись со мной, такси притормозило. Задняя дверь приоткрылась, и я запрыгнул в салон: — Шеф, гони.

    — Харашо, дарагой! — водитель- урбанистанец вдавил педаль газа. Демоны взвыли хором, раскручивая колёса «Гранды» с утроенным старанием.

    — Понравилось бегать? — спросила Дюранга, сидевшая рядом с водителем.

    — Очень, — искренне признался я и стал показывать через заднее окно неприличные знаки отставшим преследователям.

    — Ты водителя запугала или подкупила?

    — Ни в том ни в другом не было нужды, — ответила Дюранга: — Урбанистанцы очень набожны. И они знают, как отличить новоэдемцев от обычных людей. Они зовут нас «шаади» — добрые духи. И помогают нам в борьбе с «имлесу» — злыми духами.

    — Вай- вай, — запричитал водитель, чью голову украшала национальная шапка. — Помочь Шаади — помочь самому себе обрести спасение! Кутангар джамил.

    — Кутангар джамил, — поддержала его религиозный возглас Дюранга.

    — Куда мы едем? К вратам Эдема?

    Дюранга кивнула.

    — Слушай, — я подался вперёд: — Мне попалась по дороге бабка. кажется, она была за одно с торговцами телами.

    — Не удивительно, — ответила Дюранга: — Скорее всего, она «туристка». В неё уже вселился чужой дух. Естественно, что он не прочь поймать тебя и заработать дополнительное время в этом мире.

    — Она уже старуха. Когда она успела продать себя? Я узнал об исполнении желаний только сегодня утром, в рекламе на радио.

    Дюранга пожала плечами: — Такое творится испокон веков. Просто раньше масштабы были поскромнее.

    — Да уж... Такой бардак. Почему никто не бьёт тревогу?

    Таксист рассмеялся: — Каму надо, дарагой? Каждый о себе думает. О других не думает.

    — Сейчас направо, — подсказала ему Дюранга.

    — А как ты с ментами управилась? — я вдруг вспомнил перестрелку.

    — Управилась и ладно... Слышите?

    Мы прислушались. Сквозь мерный шум алтаря слышались свистящие хлопки, словно ветер трепал паруса.

    — Арды маджахулям будамбек назмат хайдыркын джумал! — загнул водитель на родном.

    — Дракон, — Дюранга была кратче.

    Откуда- то сверху, раздался голос, усиленный рупором: — Жёлтая машина, остановитесь! Это милиция. Жёлтая машина, остановитесь и прижмитесь к обочине. Иначе мы откроем огонь на поражение. Даю вам минуту на принятие решения.

    Меня бросило в дрожь. Милицейский дракон мог выжечь целый квартал. В Тильмуне эти хладнокровные рептилии активно использовались в армии уже несколько веков. В холодной Нордарике их стали применять последнюю пару лет, когда разработали для драконов «костюм с подогревом». Если эта тварь над нами дыхнёт, то нас придётся отскребать от асфальта.

    — Не бойся, Михаликус. Нам уже недалеко, — успокоила меня Дюранга.

    — Эй, Михалик- джан. Сматри пад сиденьем! — на своём ломаном языке выкрикнул водитель, бросая такси то вправо, то влево и уклоняясь от яркого прожектора, бившего с милицейского дракона.

    Я откинул сиденье и увидел обрезок толстой трубы с рукоятью, пучком проводов и примитивным прицелом. «Громовая палка» — догадался я. Любимое оружие урбанистанских боевиков. Рядом на подкладке из поролона разместились четыре магических снаряда, покрытые заводской смазкой.

    — Михалик- джан. Заряжай скарее!

    Вставив снаряд в торец «громовой палки», я передал её Дюранге. Та на ходу открыла дверцу и, высунувшись по пояс, прицелилась в небо.

    — Ваше время истекло, — заявил голос из громкоговорителя.

    — Получай! — яркий столб пламени взмыл вверх.

    — Прекратите безобразие! — заявил голос с неба.

    Я сунул новый снаряд в подставленный Дюрангой торец трубы. Из трубы шёл дым, и пахло селитрой. Второй выстрел не заставил себя ждать, и он достиг своей цели. Над нами гулко бухнуло, и огненный ливень излился на улицу из лопнувшего драконьего брюха.

    — Сваливаем, — закричала Дюранга. «Гранда- Орко» резко затормозила на горящей дороге. Мы выскочили из машины, когда останки дракона обрушились прямо перед капотом, разбрызгивая жидкое пламя. Пылающий наездник, восседавший на хребте рептилии, орал и размахивал руками, не в силах расстегнуть ремни. А я смотрел на него и понимал, что уже который раз за день чудом избежал смерти. Моё желание неотвратимо исполнялось.

    Дюранга, дымящаяся, с закопчённым лицом, потянула меня за собой: — Бежать осталось всего пару кварталов.

    — А таксист? — я искал глазами урбанистанца.

    — Он без регистрации. Его свои спрячут.

    Когда мы пробежали несколько домов, сзади вырулил большой фургон с «мигалками» и надписью «СПЕЦМАГ» на борту.

    — Кто это? — спросил я у спутницы, пытаясь перекричать сирену.

    — Боевые маги, — она кинулась к мусорным контейнерам, стоящим на тротуаре: — Помоги мне!

    Дюранга стала разворачивать тяжёлый блок из трёх контейнеров, закрытых крышками. Мы поднатужились и повалили контейнеры набок, создав подобие баррикады.

    — Почему мы не убежали? — спросил я у Дюранги, выглядывая из- за контейнера.

    — Они успели бы застрелить нас в спину. Держи. Надеюсь, умеешь пользоваться, — она сунула мне в руку волшебную палочку. Гражданский маломощный образец. Зато не надо целиться — палочка наводилась сама. "Потому что волшебная!«- вспомнил я рекламный слоган.

    Мы укрылись как раз во время. Двери фургона распахнулись и на снег стали выпрыгивать люди в длиннополых расписных балахонах и остроконечных шляпах. Они кувыркались в стороны, в падении активируя свои мощные штурмовые посохи.

    Серия молний ударила в наше укрытие. Содержимое контейнеров стремительно оттаяло, распространяя зловоние. Я высунул руку с палочкой и ответил очередью быстрых игловидных снарядов. Раздалось несколько вскриков.

    — Клерик! — заорал кто- то из раненых.

    Обстрел усилился. Большая часть заряда уходила в землю, не причиняя нам вреда — молнии охотно отклонялись в металлические контейнеры. Со стороны фургона послышалось громкое бормотание на ганзейском.

    — Боевое заклинание! Он не должен его дочитать, — Дюранга поднялась в полный рост и стала стрелять сразу из двух палочек. Духи палочек, метавшие иглы, раскалились от натуги. От палочек шёл дымок.

    Я тоже выглянул, стараясь рассмотреть бормочущего мага. Им оказался пожилой мужчина в больших очках, читавший объёмистую книгу. Я навёл на него палочку, и одна из выпущенных игл впилась чтецу в шею. Тот вскрикнул, пошатнувшись.

    — Строчку потерял. Прикройте меня! — захрипел раненный маг, отступая к своим.

    — Беги, Михаликус. Ещё сто метров и справа будет серое здание с крытым входом. Это твоё спасение, — Дюранга пригнулась, перезаряжая палочки.

    — А ты?

    — Я их задержу. Обо мне не беспокойся. Беги.

    — Я не пойду без тебя.

    — Я тебя догоню. Ну давай же!

    Я послушался, и, пригнувшись, перебежками стал удаляться от места боя. Кажется, несколько молний прошли рядом со мной, искрящимися змеями растекаясь по снегу. Увидел серое здание, я метнулся к нему. До порога оставались считанные метры. Обернувшись, я увидел Дюрангу, догонявшую меня. Радость охватила мою душу.

    В эту же секунду серия ярких огненных шаров впилась бегущей в спину. Дюранга рухнула, кувыркаясь на льду, и распростёрлась у моих ног, истекая кровью... Теперь снайпер целился в меня.

    Я наклонился к Дюранге. Она ещё дышала. Я попытался тащить её за руку, но она прошептала: — Беги скорей! Это всего лишь оболочка. Душа моя уже на полпути домой.

    Я смотрел на её безвольно откинутую голову и стремительно бледнеющее лицо. По улице бежали люди в балахонах, размахивая своими палками.

    Снайпер медлил. Поднявшись в полный рост, я неспешно пошёл к заветной двери, каждую секунду ожидая магический огонь, который разорвёт мне спину.

    Но преследователи остановились, как вкопанные, так и не добежав до меня. «Ни один демон не может приблизиться к Вратам ближе ста шагов.» Так сказала Дюранга. Так и получилось.

    Открыв дверь, я вошёл в дом. В ярко освещённой зале стоял канцелярский стол, за которым сидел Карлос Тентадор, одетый в чёрную судейскую мантию.

    — Михаликус Кордеро, наконец- то. Я уж вас заждался, — сказал он с добродушной улыбкой.

    — Что вы здесь делаете? — я прошёл вперёд, присматриваясь к Карлосу. Если не считать синяка под глазом и заклеенную пластырем скулу, он был в порядке.

    — Жду вас. Вам ведь понравилось, как мы исполнили ваше желание?

    — Но ... Разве это не врата Нового Эдема? — я обвёл залу рукой.

    — Кто вам сказал такое? — удивился тот.

    — Дюранга.

    — А кто привёл вас сюда? — невозмутимо продолжил Карлос.

    — Дюранга.

    Сделав скептическое лицо, Карлос покривил губами: — Вы уверены, что сюда вас привела именно Дюранга? Может, это был кто- то на неё похожий? Вспомните, не расставались ли вы на время со своей спутницей?

    — Менты, — догадался я.

    — Именно, дорогой Михаликус, — улыбнулся Карлос: — Та, кого вы знали под именем Дюранга, была изгнана из незаконно занимаемого ей тела. После чего управление телом перехватил наш агент. В спешке вы не заметили разницы в поведении, что ещё раз подтверждает наш профессионализм...

    — И что теперь? — спросил я.

    — Теперь пора вам выполнить вашу часть договора. Новый постоялец уже заждался. Не будем же его задерживать. Освободите тело, Михаликус.

    И перед глазами моими померк свет...

    Девятая бездна — пожалуй, самый паршивый из миров. Здесь обитают настоящие отбросы общества. И ваш покорный слуга. Тут зябко, тут воняет, и вечно идёт то дождь вперемешку с пеплом, то снег вперемешку с градом. Моя голая душонка спит прямо на скале, накрывшись своей шахтёрской тачкой.

    Но меня согревает мечта, что когда- нибудь я накоплю достаточно денег, чтобы оплатить день хотя бы в теле бомжа, умирающего от цирроза печени... Да хоть в теле наркомана в последней стадии разрушения мозга. Главное, что снова я увижу солнце и вздохну свежего воздуха. Пройдусь по траве и напьюсь чистой воды. Это будет прекрасный отдых! Это будет незабываемо...