Новости разных литсеминаров

01.06.2011

Пресс-релиз третьего романного семинара под руководством Г.Л. Олди и А. Валентинова «Партенит-2011»

Литературный семинар под руководством известных писателей-фантастов Генри Лайона Олди и Андрея Валентинова состоялся в пгт. Партенит (АРК Крым) с 12 по 19 мая 2011 г. под эгидой общественной организации «Созвездие Аю-Даг».

04.09.2010

Общественная организация «Созвездие Аю-Даг»

ОБЪЯВЛЯЕТ

что с 12 по 19 мая 2011 г. в пгт. Партенит (АР Крым) состоится третий литературный (романный) семинар под руководством писателей-фантастов Г. Л. ОЛДИ и А. ВАЛЕНТИНОВА «Партенит-2011». Полная информация по адресу: Сайт Крымского Фестиваля Фантастики «Созвездие Аю-Даг»

31.07.2010

На сайте litseminar.ru сформирована основа базы литературных семинаров. Вскоре здесь можно будет получить подробную информацию о постоянно действующих семинарах, а также узнать о семинарах прошлых лет.

Архив новостей литсеминаров
Рейтинг@Mail.ru

Новости литсеминара Егоровой и Байтерякова

Ближайший литсеминар

Пока дата следующего заседания неизвестна

Участники и произведения

    Программа обсуждения

    1. Идея (как основная мысль рассказа), тема, жанровый и культурный контекст
    2. Персонажи, их взаимодействие в сюжете
    3. Конфликт, сюжет, фабула
    4. Детали, фантастический элемент, стилистика, ляпы и прочие подробности

    За новостями следите в сообществе litseminar. С материалами можно ознакомиться на странице заседания.


    Предыдущий литсеминар

    Состоялся 18 марта 2012 года в Москве.

    Участники и произведения

    Отчеты и другие материалы выложены на странице заседания.

    Информация по проекту

    14.08.2011

    13 августа прошло 19 заседание нашего литсеминара. На улице стояла жара, но еще более жаркими были обсуждения. Новые участники оказались серьезными и интересными писателями, а ветераны, как обычно, докапывались до системных особенностей творчества и делали далеко идущие выводы.
    С материалами семинара можно ознакомиться на сайте.
    Следующий литсеминар планируется провести на Звездном мосту. Запись мы будем вести в жж litseminar, так что следите за новостями.

    25.05.2011

    Состоялся 17 мая 2011 года в Партените, в рамках романного семинара Г.Л. Олди и А. Валентинова. Это был самый крупный семинар — обсуждалось 14 рассказов, заседание проходило весь день.
    Кроме семинара мы сделали доклад о девяти психотипах сценаристики — «исправленный и дополненный».
    Еще один итог семинара: по рекомендации руководителей семинара Наталья Егорова стала кандидатом в члены Союза Писателей.

    05.03.2011

    18-й литсеминар планируется провести в мае 2011 года в Партените, в рамках романного семинара под руководством писателей-фантастов Г. Л. ОЛДИ и А. ВАЛЕНТИНОВА .
    Ведется набор участников.

    26.02.2011

    17-й литсеминар состоялся 26 февраля 2011 года в Москве.
    Участвовали: Сергей Сизарев, Ольга Дорофеева, Наталья Витько, Светлана Таскаева.
    Ведущие семинар Егорова и Байтеряков прочитали лекцию о 9 типах героев в сценаристике и проиллюстрировали ее разбором рассказов участников, а также рассказали как они использовали типизацию при разработке своего рассказа: «Вкалывают роботы, счастлив человек».
    Материалы 17-го литсеминара выложены здесь.

    20.10.2010

    16-й литсеминар состоялся 20 ноября 2010 года в Москве.
    Список участников: Сергей Сизарев, Сергей Буланов, Дэн Шорин, Анна Донна.
    Ведущие Егорова и Байтеряков рассказывали о расстановке «крючков» в остросюжетном произведении на примере своего рассказа «Паникерша» (этот рассказ разбирался и на 15-м семинаре, но в учебных целях решено повторить обсуждение).
    Материалы 16-го литсеминара выкладываются здесь.

    Архив новостей проекта «Литсеминар»

    Спасаясь бегством

    (Рассказ; литсеминар №5)
    Рассказ опубликован в журнале «Реальность фантастики №7, 2007

    Повсюду, где нога твоя ступает,
    Цветут сады, и колосится рожь.
    Я у порога жду тебя нагая,
    Предчувствуя, что ты ко мне придёшь.

    Твой глас гремит от края и до края,
    Сметая скверну, разрушая ложь,
    Я жду тебя, как ждут земного Рая,
    Что ты с собою в дом мой принесёшь...

    Песнь о святом Марлоне

    Я как раз закончил настройку карбюратора и уже собирался захлопнуть капот древнего «бьюика», когда ко мне подошел Тэд Керкстон, большой человек в совете округа и владелец нескольких ранчо.

    — Эй, сынок. Ты ведь тут новенький?! — спросил он, окинув меня подозрительным взглядом.

    — Да, мистер Керкстон! — я вытер руки о ветошь и протянул ему ладонь: — Джек Янсен, автомеханик.

    Мы обменялись крепким рукопожатием.

    — Откуда ты, парень? — спросил он, продолжая разговор.

    Такие, как Керкстон, считали своей обязанностью защищать Ворсвурт от чужаков. Это придавало им веса в собственных глазах, да и в глазах горожан тоже. Тут не очень-то жаловали гостей из соседних штатов. В конце концов, ворсвуртцы были типичными техасцами.

    — Я с юга Калифорнии, мистер Керкстон!

    — Калифорния?! Это как же тебя сюда занесло, Джек? Не сидится на месте? — в голосе Теда чувствовалось порицание. «Где родился, там и пригодился!» — мне и раньше приходилось сталкиваться с таким отношением к чужакам.

    — Здесь нет этих чёртовых марлонистов! — проворчал я, смотря Теду прямо в глаза.

    Он весело прищурился: — Похоже, парень, мы поладим! Умеешь стрелять, Джек?

    — Служил в морской пехоте, сэр! — гордо задрав подбородок, я выпятил грудь, словно Тед был генералом, награждавшим меня медалью Конгресса. Со стороны это смотрелось куда как комично. Но Керстон тоже служил в армии и знал, что иногда выглядеть дураком — это то, что нужно.

    — Оружие есть? — спросил он довольно серьёзно.

    — Винтовка! — я кивнул головой на мотель рядом с автосервисом.

    — Дуй за ней, сынок. У нас появилась работёнка.

    — Что такое, Тед?! — спросил я. Быстрота событий меня немного смутила.

    Керкстон невозмутимо достал сигару.

    — Тут в Техасе уже лет пять действует закон... Если невеста бежит из-под венца в день свадьбы, то жених имеет право назначить за неё и за того парня, с кем она сбежала, денежную награду. Понимаешь, что-то вроде работёнки федеральным маршалом.

    — А зачем оружие?

    — В этот раз жених требует её живой или мёртвой. Естественно, захватят её живой. А привезут уже мёртвой. Из-за того, что будет посередине, сейчас и собираются десятки людей по всему штату. Делают ставки, создают охотничьи команды. Бывал на джип-сафари, Джек? Это то же самое, — Тед прикурил от позолоченной «зиппо» и выпустил в потолок струю ароматного дыма.

    — Вы бы не курили тут, мистер Керкстон! — заметил проходивший рядом механик: -Кругом бензин.

    — Тед, поймите меня правильно. Мне не очень-то по душе идея, когда за сбежавшей бабой гоняется сотня мужиков с ружьями.

    — Ну... Твоё право отказаться, Джек! — демократично признал Керкстон, затушив сигару о капот «бьюика». -Только ублюдок, который её украл — как раз из марлонистов. У тебя, кажется, есть, что ему сказать. А?

    Я нахмурился, задумавшись, и ответил: -Хорошо, мистер Керкстон! С удовольствием вздую этого ублюдка.

    — Тогда добро пожаловать в мою команду, Джек, — Тед Керкстон, глава окружного совета, хлопнул меня по плечу: -Шуруй за своей винтовкой!

    Я поспешил в мотель, прикидывая про себя, что за дело нам предстояло.

    Невесту украл марлонист. Какой же цепкой была эта зараза! Штат за штатом религия «святого пророка» Марлона совращала всё новые и новые души. Я бежал от неё, как чёрт бежит от ладана, переезжая из города в город.

    — Эй, Джек! Как ты думаешь, кто такой Марлон?! — спросил меня недавно один из слесарей, когда мы обедали на перерыве.

    — Слышал, что он может быть сразу в нескольких местах и говорить, не открывая рта! — ляпнул Боб, жестянщик.

    Я нехотя буркнул, возражая: -Пророк — это говорящая корова по кличке Зоув. Она жила на ранчо Сиднея Марлона, фермера из Санта-Барбары.

    — Корова?! Да ты откуда знаешь?! — накинулся на меня Боб.

    — Я-то знаю. Марлонисты любят повторять всякие поговорки и приписывают их говорящей корове Марлона. Пока я не сбежал из Калифорнии, мне пришлось наслушаться их бредней.

    — Да, парень! Ты уж натерпелся... — согласился кто-то из механиков и перевёл разговор на тему школьниц из сиротского приюта.

    Я был рад, что меня больше не расспрашивали. Что я мог им рассказать?

    Что несколько месяцев назад, в тёмной комнатке дешёвого отеля, я стоял, приставив ствол дробовика к горлу самого пророка Марлона и собираясь спустить курок. В глазах Марлона были ужас и желание жить... И я дрогнул. Теперь сожалею, что не пристрелил его тогда.

    Тряхнув головой, чтобы отогнать навязчивое воспоминание, я вытащил из-под койки зелёный армейский ящик. Открыв защёлки, я извлёк на свет божий тяжёлый автоматический дробовик десятого калибра. На массивном стволе светились золотые буквы «Zouve».

    Я рассмеялся, разглядывая оружие и мысленно представляя, как загорелись бы глаза марлонистов, увидь они одну из своих самых главных реликвий. Достав из кармана скотч, я в несколько слоёв замотал золотые буквы — от греха подальше! Ещё в ящике был широкий патронташ — я закрепил его на поясе, поверх рабочего комбинезона.

    Теперь можно было и поохотиться.

    Тед, увидев меня с дробовиком на плече, только одобрительно крякнул и протянул руку, помогая взобраться в открытый кузов «хаммера». Нас было человек двадцать на пяти внедорожниках. С улюлюканьем процессия тронулась из города.

    — Куда едем, командир?! — прокричал я на ухо Керкстону, когда мы выбрались на просёлочную дорогу. Трясло нещадно. Пыль висела облаком. Хорошо хоть наш джип ехал первым.

    — Они их гонят по северо-западному шоссе! У беглецов синий «Вайпер-Турбо»! Мы и ещё несколько команд идут на перехват. Если срежем здесь, то будем на Северо-западном уже через десять минут! — проорал в ответ Керкстон и снова прижался ухом к трубке установленной на машине рации. Мобильная связь в Техасе была запрещена — с тех пор, как большинство телефонных операторов по всей стране перешли в руки сектантов.

    — Сейчас будет дорожный знак — ограничение 40 миль. Покажешь класс?! — спросил меня Керкстон.

    — Как два пальца, Тед! — я пристроил дробовик к плечу. Главное, не вывалиться из машины после выстрела.

    Когда впереди показался знак, меня охватило волнение. Джип трясся как припадочный, делая все 60 миль в час. Поэтому я подпустил знак на двадцать метров и всадил в него чуть ли не весь заряд карбид-вольфрама. Жестяной круг знака разорвало как салфетку, выгнув вокруг опорного столба.

    Плечо онемело, будто в грудь врезался грузовик.

    «Уууу!» — заулюлюкали на следовавших за нами машинах.

    — Будешь бомбардиром, Джек! — подмигнул мне Тед. До шоссе оставалось минут пять езды.

    — Времени останется только на один выстрел! Ты должен попасть в двигатель! — объяснил мне охотник из команды Керкстона.

    — Почему не в колёса?! — возразил я.

    — «Вайпер» на скорости сто пятьдесят в час размажется по шоссе тонким слоем, если ему прострелить колесо. Нет, колёса нужно проколоть все сразу, но сначала он должен сбросить скорость. О колёсах мы позаботимся сами — у нас полицейская «колючка» протянута через двести метров. Тут шоссе лежит в складке местности. Машине некуда не денется, кроме как в наши лапы.

    — Окей! — ответил я, наматывая на запястье кожаный ремень. Для моего единственного выстрела я выбрал холм сбоку от дороги, постелив на поросший травой песчаник пару курток и скатав третью в валик — опора под ствол.

    Всё было, как в старой доброй морской пехоте. Тогда мы были наедине — я и моя М24. Теперь же вместо 600 метров я собирался стрелять с сорока — снопом бронебойной картечи вместо пули. И не по ростовой мишени, а по движку стремительно летящего «спорткара».

    Мне пригодился бы четырёхлистный клевер на удачу. Изготовившись, я стал считать...

    О приближение «вайпера» я узнал по его низкому монотонному рёву. Этот парень выбрал отличную тачку для бегства. Мощную и быструю. Он, явно, неплохо подготовился.

    Когда до машины оставалось метров сто, я нажал на курок, направив ствол с упреждением. Сноп картечи и бампер «вайпера» встретились — жесть смяло как картон. Карбид-вольфрамовые картечины прошили стальные стенки цилиндров, выпустив из них снопы пламени.

    Разглядев на секунду искореженный выстрелом капот, я подумал, что в армии не зря называют этот дробовик «коровой». Плечо онемело окончательно.

    Словно адский огненный пёс — с искрами и грохотом — болид промчался мимо. К счастью, водитель удержал руль, иначе бы машину перевернуло и плющило об асфальт до самой «колючки».

    За «вайпером» пронеслось несколько спешно тормозящих джипов — в основном «хаммеры» и один «смарт-трак».

    Взяв у стоявшего рядом техасца полевой бинокль, я разглядывал последние мгновения этой дорожной трагедии.

    Из остановившегося «спорткара» выскочил водитель в чёрном костюме, вытащив за руку девушку в свадебном платье с длинным развевающимся шлейфом. Я успел заметить, что на парне белые кеды, не очень то гармонировавшие со строгим костюмом. Марлонист надеялся сбежать, хотя шансов не было. Вместо того чтобы догонять беглецов, охотники расстреляли их резиновыми пулями. Парня словно машиной сбило. Раскинув руки, он зарылся лицом в песчаник. Девушка пробежала ещё метров десять, когда тяжёлая пуля вывернула ей ногу, и невеста, повалившись на склон, уже катилась вниз — в цепкие руки охотников.

    Первое действие подошло к концу. Повесив оружие за спину, я устало зашагал к джипу.

    Местом «казни» выбрали здание большого склада за городом, где зимой хранили сено. И сейчас у стен были сложены несколько тюков. Тут, как я понял, иногда устраивались нехитрые сельские развлечения — танцы, собачьи бои, бокс. Суд Линча тоже входил в этот список.

    Когда жених назначил награду за голову невесты, он подписал ей смертельный приговор. Ей и её похитителю. А может освободителю. Это уж как посмотреть.

    Тем не менее, около сотни охотников тесно набились в склад. Кто-то даже забрался на потолочные балки и сидел там, свесив ноги и попивая пиво. «Когда они захотят отлить, то им придётся туго!» — подумалось мне.

    Пока я нашёл себе пива (его подвезли добрые люди — в синей цистерне, на которой красовалась белая надпись «Будвайзер Драфт») и пока протолкался в первый ряд зрителей, пленников уже успели привязать к столбам, крепко спутав запястья и лодыжки пенькой, шедшей на обвязку сена.

    На несчастных уже была разорвана одежда. Парню успели разбить лицо, а невесту, кажется, трахнули прямо в кузове — пока везли. Она была в полуобморочном состоянии и висела на путах, уронив голову на грудь. Длинные волосы закрывали лицо.

    Марлонист, напротив, стоял прямо. Он часто моргал, стряхивая с век кровь, и пялился на толпу своим дерзким и спокойным взглядом. Такими были они все — эти чёртовы фанатики.

    Я нахмурился и сделал большой глоток пива из двухпинтовой пластиковой канистры. Время от времени из толпы выходил кто-нибудь из охотников и в меру своей фантазии издевался над добычей. Пока что дело ограничивалось оскорблениями и ударами, но потом, когда пиво и виски сделают своё дело, я был уверен — невесту снимут со столба и устроят групповое изнасилование. А в парня будут кидать дротики. Под конец обоих вздёрнут на балке. Но это будет уже под утро.

    «Ты в Техасе, парень!» — сказал бы Тед Керкстон, но он уже уехал по делам в город. Свою популярность он уже заработал. Как и я свою.

    — Эй, парень! Джек, покажись! — меня вытолкнули из толпы в широкий в круг, где стояли столбы с пленниками.

    «Этот парень их подстрелил! Ага!» — пошёл разговор среди охотников. С верхних балок зааплодировали, роняя вниз пивную пену...

    Подхлёстываемый толпой, я повернулся к жертвам. Пиво играло во мне, и я с ухмылкой подонка приблизил лицо к опущенной голове марлониста, рассматривая кровавые синяки на его стриженой макушке.

    Он поднял глаза и пристально посмотрел на меня. Нас разделяло сантиметров тридцать.

    Зрители почему-то приутихли, словно предчувствуя что-то интересное.

    Марлонист разлепил губы и сказал не тихо и не громко, но так, что в толпе его едва расслышали: -Святой Марлон!

    Я застыл, так и не произнеся заготовленных оскорблений. В глазах привязанного к столбу появилось узнавание. По моей реакции он понял, что не ошибся.

    Из многих сотен тысяч фанатиков мне попался именно тот, который стоял в дождливый осенний вечер на стадионе Санта-Барбары, когда пророк Марлон с трибуны вещал в толпу людей, услышавших о новом проповеднике и приехавших на него посмотреть.

    Он мог прямо сейчас обречь меня на смерть своим признанием, ведь Марлон и я были на одно лицо. Потому что, на самом деле, мы были одним и тем же человеком.

    Тогда в номере придорожного отеля я стоял перед зеркалом, приставив к своему горлу дробовик, и собирался уничтожить мозг, почти захваченный существом по имени Сидней Марлон. Называйте это как хотите, раздвоение личности, переселением душ, но этот Марлон был чудовищем, и он ждал своего часа, прячась глубоко внутри меня.

    — Я верил, что ты не покинешь меня. Я спасусь и буду с тобой в раю?! — спросил марлонист с такой надеждой и уверенностью в голосе, что я, было, хотел ответить, но силой воли смог остановить слова в горле. Это Марлон во мне хотел сказать «Да!» И стоило хоть одному его слову слететь с моих уст, как всё бы изменилось.

    Одна лишь фраза навсегда изменила бы людей вокруг. Сила Марлона была не в том, что он говорил. Его религия, по сути, была не более, чем «христианской наукой», придуманной Мери Бейкер Эдди полтора века назад.

    Его истинная силы была в том, КАК он говорил, словно намертво отпечатывая свои слова в головах своих слушателей. Записи его проповедей имели тот же эффект.

    И я бы гордился собой, если бы не был невольным свидетелем этой безграничной и пагубной власти.

    Всё что я смог, это молча кивнуть в ответ.

    Марлонист улыбнулся разбитыми губами и перевёл взгляд на висевшую рядом женщину. Она подняла глаза и тоже смотрела на меня. Я кивнул ей и отвернулся, не в силах выдержать такого сильного взгляда.

    И она тоже. Значит, он всё-таки успел прокрутить ей запись одной из речей пророка.

    Со всей силы, что у меня осталась, я ударил марлониста по лицу. Он дёрнулся и обмяк, повиснув на верёвках.

    Я рассмеялся: -Ты обознался, парень! Я не твой пророк!

    И пнул его в пах под одобрительные крики толпы. Набрав в рот пива из канистры, я выплюнул его на лицо женщины и, чувствуя странную слабость в коленях, вернулся в толпу.

    Кто-то пытался меня остановить, но я только бормотал сквозь зубы «Пропустите! Пропустите! Пропустите!», и люди расступались. Это Марлон во мне спасал свою жалкую жизнь, пользуясь «голосом».

    Я вышел из склада и побежал к ближайшему «хаммеру». Времени искать «Zouve», оставленный в каком-то из джипов, не было.

    Заведя машину, я вырулил на дорогу и помчался к шоссе. Когда охотники захотят проверить слова марлониста, за мной устроят нешуточную погоню. Но я уже буду далеко.

    Со слов дальнобойщиков, шедших через Техас, после того, как сектанту и невесте явился сам Марлон, они больше не проронили ни слова за всё время пыток и спокойно и безучастно приняли смерть.

    Поиски пророка не принесли результатов. Когда эта история достигла Бостонской Общины, десятки тысяч фанатиков выдвинулись в Техас с оружием. Они стёрли с лица земли городишко Ворсвурт, а главу окружного совета, Теда Керкстона, пристрелили в собственном гараже, как какую-нибудь собаку.

    Перед толпой верующих главы общин вынесли величайшую реликвию — «священную корову» Zouve — дробовик пророка, который позднее под охраной «зилотов» был перемещён в Санту-Барбару, на родину Марлона.

    Техас пал под натиском новой религии, как до него пало уже 27 американских штатов.

    И вот теперь я сидел в придорожном кафе, попивая холодное виски из запотевшего стакана. Стекло морозило пальцы. Если мне повезёт, то я найду работу слесарем или плотником. В конце концов, это то, что я делаю действительно классно.

    — Парень! — мужчина, сидевший за соседним столом, подошёл ко мне: -Ты ведь первый раз в Кентукки?

    — Да, мистер. Меня зовут Джек. Я родом из Калифорнии, — ответил я без запинки.

    — И какими судьбами в наших краях, Джек?

    — Я автомеханик, сэр. Спасаюсь от чёртовых фанатиков и надеюсь найти тут работёнку. Если они сунутся сюда, я встану под ружьё, как честный американец! — эта фраза далась мне легко. Я отрепетировал её, пока ехал сюда.

    — Ну что же. Думаю, у меня есть для тебя работа, как раз по твоему профилю, — сказал мне мужчина, и что-то гадкое во мне возликовало.

    Весело и с песнями штат Кентукки катился ко всем чертям.